ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Сюда рискуют попасть те, кто долго задерживает пост. Если Вы сюда занесены - позор Вам и стыд! Пишите быстрее пост, пока не стали посмешищем всего форума!
Имя должника - по наведению на ссылку с названием квеста.
"Деловая беседа" - Варрик
"Безумцы не пойдут в обход" - Варрик

Dragon Age: Collision

Объявление







White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Игровой Архив » I miss my youth.


I miss my youth.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Тип квеста: личный
Сюжет: Мы когда-то были детьми из эльфинажа. В потрепанной, не всегда сшитой на нас одежде, с разбитыми коленками и громкими голосами. Мы бегали от стражников-"големов", делили на двоих три печенья, рассказывали друг другу страшные истории и сокровенные тайны. Рисовали угольками на камнях мостовой. Мы были когда-то детьми, помнишь?
И знаешь, несмотря ни на что, то время было отчаянно хорошим.
Место действия: Киркволл, эльфинаж.
Год события: 9.16-9.18
Участники: Shadya, Silwen Aeraloth.

0

2

Детство от нас не уходит,
Детство всегда вместе с нами,
Те, кто от детства уходят,
С детства стают стариками.
Детство от нас не уходит
Детство живет в нас всегда,
Просто из детства уводит
Жизни сует-суета.


9.16 Века Дракона, 25 день Солиса.


Босиком, порепаными пятками по теплой, но пока еще не просохшей до конца после летнего дождя земле, поскальзываясь на бегу и со смехом наваливаясь на товарища впереди, что охает неловко, падая в грязь. Чумазые, в изодранной одежке, со стесанными коленками, виднеющимися из-под оторвавшихся заплат на холщовых рваных штанах, но бесконечно счастливые. В смехе и детских криках так легко забыть про голод и нищету, а еще - про изредка гложущего изнутри червячка при виде поношенного, но доброго платья на худой и неказистой фигурке, и истоптанных ботинок и сапог на тощих кривых ногах.
Дети шумят, толкаются, передразнивая друг друга, корча рожицы, и делят одно маленькое, еще зеленое и кислое яблоко на четверых - еще слишком малы, чтобы столь отчаянно бороться за жизнь и беречь для себя последнюю краюху черствого хлеба. И слишком уже взрослые, чтобы поддаться низменным порокам жадности и зависти. Даже грубые оборванцы-сироты, выросшие на задворках улиц в попрошайничестве и воровстве - и те отломят от украденного печенья кусочек для ребенка помладше и тщедушнее, потому как выжить можно лишь вместе, подставляя плечо ближнему, прижимаясь зимой друг к другу озябшими птицами.
Так у них всех больше шансов.
Так легче перенести любую напасть.
Дети эльфинажа молоды и беззаботны, наивны и простодушны, но уже знают эту простую истину.
- Эй-эй! Сюда, а ну быстро идите сюда! - вырикивает Мия, старшая из здешних детей. Задира и хулиганка, которую уважают и, вместе с этим, боятся даже мальчишки; ругает старшее поколение и любит - младшее, - Ну же, шевелитесь!
И на голос этой бойкой девчонки высыпается из ветхих домов и грязных углов эльфинажа на улицы детвора, бросая прежние забавы и собираясь рядом с Венедалем. Она - их негласный лидер, и даже Шадия, что немногим младше эльфийки, перестает выглядывать спрятавшуюся от нее Ламию, которая тут же юркой ящеркой выскальзывает из-под старого и разбитого прилавка и оказывается в первых рядах, прямо перед Мией. Сестренка оттягивает пальцем нижнее веко и показывает язык, смеясь заливисто, заразительно - старшая никогда ее не найдет, сколько бы ни искала. Шадия грозит ей кулаком, деланно хмурится, будто хочет придать себе грозный вид, но губы сами собой изгибаются, и образ сердитой девчонки истлевает в широкой улыбке. Она спешит к собравшимся детям, созываемым своей соплеменницей, переходя почти на бег, но замедляет шаг и останавливается вовсе, краем глаза примечая стеснительную, маленькую девочку, переминающуюся с ноги на ногу, комкающую пальцами подол юбки. Сильвен едва ли не самая младшая среди них и вместе с этим - самая тихая, самая робкая. Отличная от жадных до внимания старших ровесников. Шадие иногда кажется, что и смотрит эта малышка на уличные забавы не так, как прочие - то ли дело в застенчивости, то ли в ином взгляде на жизнь. Более взрослом.
- Почему ты стоишь тут одна? - обращается она к Сильвен, вскидывая в удивлении брови, но вместо ожидания ответа - протягивает к ней руку и сжимает детскую ладошку пальцами, - Не бойся, пошли со мной. Вот увидишь, будет весело. Веришь мне?
Эльфийка увлекает девочку за собой, не отводя от ее лица глаз, подбадривая, желая вселить в нее уверенность. Шадия знает, как могут нуждаться в поддержке со стороны. И знает, как зависимы многие от чужого одобрения, как отчаянно могут цепляться за протянутую им руку и предложенное плечо. Не всем ведь рождаться на свет личностями сильными, свободными от мнения окружающих, способными вести за собой, а не быть ведомыми.
Именно поэтому, когда обе они присоединяются к группе детей, Шадия не отходит от Сильвен - лишь руку отпускает, но подмигивает, будто намекая: не оставит, будет рядом. Так же, как Ламия, протиснувшаяся к ним и пытающаяся теперь защекотать, развеселить и расслабить маленькую подругу.
- Предлагаю всем скопом сыграть в «Отступников и Храмовников,» - Мия осматривает детвору, щуря папоротниковые глаза, прикидывая, как лучше разбиться на группы. Детей более чем достаточно для шумной игры, и даже самым маленьким в ней, в принципе, найдется место, - Ну, кто и куда пойдет? Я буду руководить храмовниками.
Мало кто знает, что умерла мать Мии не от подлого ножа, а ее отец - не покинул семью, исчезнув бесследно. Если бы не храмовники, то ставшая в злополучный вечер сиротой Мия не прыгала бы нынче по грязным улицам эльфинажа, воруя у торговцев Нижнего Города фрукты и солонину, лихо размахивая украденным деревянным мечом и собирая под своим началом беспризорников. Быть может, подоспей церковники еще раньше, и им удалось бы сохранить жизнь матушке девочки, павшей жертвой одержимого демоном супруга.
Шадия знает, что Ламия обязательно пойдет на сторону «отступников», но не спешит к ней присоединяться. Она проучит эту девчонку, скользким угрем выскальзывающую у нее из рук. И раззадорит ее тем пуще, вновь ей нарочно поддавшись и позволив одержать верх в этой игре в догонялки. Эльфийка никогда не скажет своей младшей сестре, что не пыталась ее в действительности поймать.
Подхватывая одну из сухих палок, что будут служить подобием мечей, Шадия примыкает к группе, возглавляемой Мией. Так уж у них заведено - старшие из детей чаще всего пытаются поймать младших, а те в обыкновении громко визжат, уворачиваются и в перерывах между погонями обкидывают грязевыми комьями, представляя их сгустками магии, своих преследователей, покатываясь со смеху.
Уже после, поделившись, Шадия вспоминает о Сильвен, оставшейся по ту сторону баррикад, но девочку не оставляет в одиночестве теперь уже Ламия, которая утягивает подругу за собой, в «лагерь отступников.» Обеим группам нужно посовещаться, составить стратегию, выбрать того, кто будет стеречь пойманных пленников, кто - выручать друга из беды. А потом, когда время прятаться по углам кончится, Мия по-разбойничьи свистнет, затолкнув два пальца в некрасивый, в мелких язвочках рот, дав сигнал, и «охота на беглых магов» будет считаться начатой.

Отредактировано Shadya (2013-12-06 15:31:57)

+1

3

9.16 Века Дракона, 25 день Солиса.


- Эй-эй! Сюда, а ну быстро идите сюда!
Сильвен только недавно начали принимать в общие игры - до того она считалась слишком маленькой, а значит - глупой. Ее это не расстраивало - она знала, что все так, как должно быть. Что однажды она вырастет, ее станут брать в игры, слушать, и, может быть, однажды она станет такой, как Мия - взрослой, сильной, девочкой, которую слушают все. Впрочем, Сильвен вполне устроило бы быть просто взрослой.
Так что когда ее первый раз позвали играть со всеми, она отнеслась к этому спокойно. Нет, волновалась, конечно. Играть с ребятами - совсем не то, что играть с мамой, которая постоянно занята. Многого девочка просто не умела, а потому иногда просто наблюдала в сторонке, учась тому, что делают дети постарше.
Но ей все равно очень нравилось быть со всеми. Пусть и рядом не было кого-то особенного, кому можно было рассказать секрет, например, или сочинить историю. Находясь в толпе детей, Сильвен радовалась тому, что не одна.
Поэтому когда Мия закричала, чтобы все подошли, девочка бросила заплетать косичку и побежала в сторону главной. Тем более, что все уже начинали собираться, толпясь вокруг высокой тощей девчонки. У той не было мамы и папы - Сильвен не знала, почему именно, но Мию было жалко. Однажды вечером папа принес яблоко, и ей хотелось бы поделиться с ней, но мама запретила выходить на улицу. И то яблоко она съела одна, хотя это и было нехорошо. Наверное.
Сильвен вдруг увидела перед собой толпу мальчишек, галдящих в ожидании слов Мии, и перепугалась - оказалась слишком близко. А вдруг ей скажут делать что-то, чего она не умеет? Ей это не нравилось, делать то, чего она не умеет (или то, чего ей не объяснили). Сильвен любила быть хорошей девочкой - ее тогда хвалили, и мама, и папа. А это было самое главное в коротенькой жизни девочки. По крайней мере, сейчас.
- Почему ты стоишь тут одна? - спросили откуда-то сверху. Сильвен быстро подняла голову, разглядывая темноволосую девочку. Эльфийка ее знала - это Шадия, старшая сестра Ламии, с которой они вместе иногда играли. Ламия была ненамного старше и иногда водилась с маленькими, но Шадию среди малышей было видно не так часто. - Не бойся, - сказала ей Шадия, - пошли со мной. Вот увидишь, будет весело. Веришь мне?
И взяла ее за руку, увлекая за собой. Сильвен застенчиво улыбнулась, позволяя тащить себя куда-то вперед, и подумала, что, может быть, эта девочка станет ее подругой. Ей очень хотелось иметь подругу, как многие девочки в эльфинаже. Когда у тебя есть подруга - ты становишься взрослее. И ты не одна, а это уже многого стоит.
Но скоро Шадия отпустила ее руку. Отпустила руку, но не отошла. Рядом появилась еще и Ламия. Ламия щекоталась, и Сильвен, фыркая, пыталась увернуться от рук старшей, но та была ловчее. Поэтому девочки почти упустили тот момент, когда Мия сказала:
- Предлагаю всем скопом сыграть в «Отступников и Храмовников».
Отступники - это маги, которые сбегают из Круга. Сильвен было их немного жалко - говорили, что им плохо в Круге, храмовники их обижают. Но с другой стороны, некоторые маги убивали обычных людей, и тогда храмовники их ловили. Сильвен было сложно разобраться в этой ситуации, и она периодически жалела то тех, то других.
Сильвен подняла голову, смотря на Шадию. Хотелось быть за отступников, и она надеялась, что старшая девочка пойдет с ней... Но Шадия исчезла, оставив ее рядом с Ламией, которая и увела ее к выбранной стороне. Сильвен все еще выглядывала Шадию среди своих, но в конце концов бросила это занятие, слушая Олтира, мальчика с разбитой нижней губой. Он - их лидер сейчас, самый главный маг, он и говорил о том, кто чем будет заниматься.
Подан сигнал - длинный, громкий свист, и "отступники" бросились врассыпную. Сильвен ринулась в сторону, чуть поскальзываясь на грязи (вчера был дождь), но все-таки не падая.
- Вон она! - крикнул кто-то из-за спины, и Сильвен поняла - за ней бегут. Надо было спрятаться, ведь главная цель игры - чтобы тебя не поймали.
Девочка резко свернула, и тут кто-то подхватил ее за пояс.
- Поймала, поймала! - радовался кто-то из девчонок, Сильвен не успела разглядеть, кто, но все равно отчаянно брыкалась - нельзя же проигрывать в одной из первых игр!..
- Отлично, тащи ее в плен!

+1


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Игровой Архив » I miss my youth.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC