ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Сюда рискуют попасть те, кто долго задерживает пост. Если Вы сюда занесены - позор Вам и стыд! Пишите быстрее пост, пока не стали посмешищем всего форума!
Имя должника - по наведению на ссылку с названием квеста.
"Деловая беседа" - Варрик
"Безумцы не пойдут в обход" - Варрик

Dragon Age: Collision

Объявление







White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Архив 9.30 - 9.32 Дракона » Рабы не мы, мы не рабы... А вообще - бей работорговцев!


Рабы не мы, мы не рабы... А вообще - бей работорговцев!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Тип квеста: Личный.
Сюжет: Братья Вальтьери отдыхают после последнего контракта. Старший снова гуляет по окрестностям, а вот блаженное ничегонеделание младшего прервано топотом десятка пар сапог... А что вы скажете, если к вам в окно влезет эльф с двуручником, да ещё и начнёт светиться?
Место действия: Небольшое поселение где-то на границе Антивы и Вольной Марки. Трактирчик на отшибе.
Год события: 9.30 Века Дракона.
Участники: Фенрис, Алейо Вальтьери. Адриан Вальтьери (в конце мимо пробегал и успел поиздеваться).
Дополнительно: от Алейо - нездоровый юмор. От Фенриса - кровькишки.

+1

2

Кажется, так было каждый раз. Они нанимались на охрану какого-нибудь дурня с манией преследования; всю дорогу до пункта назначения пугали его гоготом за спиной (иной раз перемежая спокойную дорогу знатным мордобоем разбойников и грабителей); потом получали свои кровные и спускали большую их часть сразу же, в местном развлекательном заведении. Читай, борделе. Нет борделя, так в кабаке на самое дорогущее вино. Или хотя бы на тройную порцию вкусного и сытного ужина. Потом – опять по плану – Адриан вдруг таинственно исчезал прогуляться (младший подозревал, что не один и до ближайшего сеновала), а Алейо оставался «за старшего» в снятой на ночь комнате трактира и... - правильно! - спал как сурок. Очень сытый, пьяный и довольный жизнью лохматый сурок.
Этот раз не был исключением. Борделя в столь маленькой деревушке не оказалось, а вот трактир был. Причём не самый плохой. Тут подавали вкусную, хорошо приготовленную еду и не смотрели как на врагов народа. Просто праздник для души.
Все доступные развлечения закончились ещё час назад. Полуразорённый стол с останками павшего в неравной битве ужина (ими можно было накормить небольшого огра)  перестал представлять для Алейо первостепенный интерес и отошёл на второй план. Наёмник стянул с тарелки большое бордовое яблоко, немилосердно в него вгрызся и обрушился на адрианову кровать – она оказалась значительно ближе.
«И удобнее», - оценил младший Вальтьери, поёрзав некоторое время, и подложил под голову согнутую в локте руку.
Вернуться в Антиву можно было хоть завтра, хоть через неделю, а хоть и вовсе тут остаться. Никаких особенных дел у ним не намечалось и вообще всё было гладко на горизонте.
И именно в тот самый прекрасный момент, когда половина сочного фрукта была съедена, а Алейо начал блаженно проваливаться в сон, на лестнице раздался жуткий топот, будто вверх по ступеням неслось стадо диких быков, закованных в броню.
Спросонья в лохматой голове Алейо сформировалась всего одна мысль: «Храмовники!»
Именно с ней мужчина подскочил, споткнулся об собственные скинутые посреди комнаты покрытые пылью сапоги, едва не навернулся и запоздало сообразил, что воинственно размахивает полусъеденным яблоком. Кинулся к постели. Потом к другой, своей. Выхватил из-под подушки клинок. Впился в яблоко зубами. Схватил второй. И, наконец, после всех этих сомнительных махинаций был готов встречать незваных гостей лицом к лицу.
Только топот несколько затих, зато в открытое окно вдруг влетело нечто долговязое и явно без крыльев. Приглядываться особенно Алейо не стал. Одно ясно – это был не Адриан, а поэтому наёмник ринулся вперёд, перекрывая пришельцу пути в комнату и рявкнул:
- Ххо ввы акоы? – сквозь яблоко вышло не очень, а выплёвывать было жалко. – Аыыычаы!
Дверь в номер оказалась сбоку, так что кто бы там не топал, тоже не прошёл бы мимо незамеченным.
Сон и небольшой шок от столь неприятного пробуждения, да ещё и на пьяную голову, немного сошёл, и мужчина наконец понял, что перед ним стоит эльф. С двуручником. Седой. На храмовника не похож, да и на мага тоже.
Яблоко проиграло любопытству и с негромким стуком упало на пол, а Вальтьери звучно облизал испачканные соком губы и повторил уже более внятно:
- Ты кто такой, fresco?*
___________________________________
*fresco - нахал, бесстыдник (антив.)

+1

3

Год постоянных скитаний, полный храбрых мыслей о сопротивлении и позорных побегов. Фенрис не собирался снова становиться собственностью Данариуса, его не интересовала более такая жизнь, и потому он старательно избегал встреч с кем-то из его людей. Он не боялся и придерживался политики «Пусть приходят, я смогу дать отпор», но на деле эльф понимал, что, несмотря на полученную силу, о которой магистр знал все, к слову, он не сможет противостоять его людям полноценно. Потому приходилось быть умнее, хитрее и убегать, если не получалось сразиться так, чтобы оказаться в выигрыше, а не в руках его жалких работорговцев. Иного выхода у Фенриса просто не было. Это глодало, душило и съедало изнутри. Наваливалось всей тяжестью, заставляя эльфа чувствовать себя едва ли не ничтожеством, но больше он не собирался сдаваться. И рано или поздно, так или иначе, а Данариус и его отвратительные прихвостни будут повержены бывшим рабом. Фенрис не собирался отказываться от этой идеи, не собирался всю свою жизнь посвятить бегству от того, кто сильнее, просто оттягивал момент встречи до того дня, когда он сможет сойтись со своими врагами в битве на равных. Эльф хотел не подчиняться ситуации, а руководить ей. Для этого нужно было время.
В этот раз Фенрис просчитался. Он задержался в небольшом поселении близ Антивы и напоролся на старых знакомых. Кто знает, что потерял там закадычный друг Данариуса, но они столкнулись едва ли не лоб в лоб и если бы тот не был в одиночестве, а со своей свитой, то тевинтерский беглец был бы уже пойман и отправлен восвояси с бантом на голове и душевной запиской. Эльф быстро скрылся, успев коротко переговорить с этим старым воином, который обещал ему скорую поимку здесь же, но покинуть небольшое поселение, где ему в кои-то веки было спокойно, не поспешил, за что и поплатился. Его новоявленный ловец не заставил себя ждать и объявился этим же вечером, аккурат когда Фенрис решал, отправляться ему сейчас в путь, что было опасно, учитывая темное время суток, или дождаться утра.
Услышав звон брони и топот сапог, эльф быстро сообразил, чем дело пахнет, потому тенью выскользнул в окно, оглядывая местность на предмет воинов, желавших поймать его за хвост. Их не обнаружил и легко спрыгнул вниз, благо, был второй этаж. Чутко, словно зверь, прислушиваясь, Фенрис выхватил меч из-за спины и бесшумно, благодаря босым ногам, побежал. Глядя по сторонам, держа оружие наизготовку, он остановился лишь у угла трактира, чтобы проверить дальнейший путь и увиденное его вовсе не утешило – двое солдат, на вид, не очень сильных, но способных наделать шуму, явно ожидали его возможного появления. Спрятавшись, эльф убрал меч за спину и, прикрыв глаза, прислушался к силам, спавшим внутри. Лириум, вживленный в его кожу, мгновенно отозвался и ответил светло голубым сиянием отметин. Фенрис был похож на призрака в этот момент и это должно было сослужить добрую службу. Быстро и не задумываясь двинувшись на неприятелей, эльф в считанные секунды оказался рядом с ними и, пользуясь их отвлеченностью, быстро проник в их грудные клетки обеими руками, сжимая и разрывая сердца в тот же миг. Два мертвых обезображенных смертью тела повалились на землю, а Фенрис снова скрылся за углом, прислушиваясь к своему громко бьющемуся в груди сердцу. Наверное, правильным было бы убрать тела, чтобы не привлечь к себе внимания раньше, чем нужно, однако в эльфе сыграло желание показать, на что он способен и в какой-то степени навредить.
Двинувшись вдоль стены, по той стороне, которую охраняли убитые ныне солдаты, эльф прислушивался очень чутко и присматривался внимательно, стараясь не упустить ничего. Однако упустил. С крыши за ним наблюдал один из солдат, который успел дать сигнал другим и Фенрис услышал топот ног снова, даже сам не заметив, как вывернулся из чужой хватки и отскочил назад, выхватив меч. Трое громил посмеивались, смотря на него с насмешкой и явно сомневаясь в том, что эльф может дать отпор. Вероятно, их вовсе не предупредили, на что он способен. А, может, они просто были очень самонадеянны. Это было не важно. Фенрис пятился назад, думая, как поступить дальше и неожиданно для уже почувствовавших вкус победы солдат, эльф кинулся в бой, довольно ощутимо рубанув одного из солдат в плечо. Взвыв яростно, он кинулся на бывшего раба, явно забыв об установке «доставить живым», но и Фенрис не спешил умирать. Сражаясь с одним, он старался не упустить из виду других и, откинув своего противника в другого, благодаря чему оба повалились подобно мешкам картошки, эльф отвлекся на третьего. Он неплохо сражался и явно не ожидал, что его могут одолеть, тем более таким способом – Фенрис, подгадав момент, сжал его сердце, поднимая умирающее тело от земли и откидывая его в сторону двух других солдат. И побежал. Позади слышался топот двух пар ног, но пока они отвлеклись на убитого товарища, эльф успел скрыться за несколькими поворотами и теперь заскакивал на крышу невысокого дома, подтягиваясь на оконных рамах. Оглядевшись, Фенрис не обнаружил преследователей и решил уже спускаться, как услышал далекий топот и, пользуясь тем, что его пока не обнаружили, повис, держась за крышу. Нащупав ногой подступ, эльф аккуратно встал на него и двинулся вдоль по стене, искренне надеясь, что его не застанут в таком положении, иначе победителями выйдут они – Фенрис был сейчас уязвим и не мог защищаться. Однако ему повезло. Несмотря на топот и гул, отдаленные голоса, солдаты еще не добрались до этой стороны дома и эльф, обнаружив открытое окно, прошмыгнул туда, когда услышал приближающиеся шаги и испугался.
- Ххо ввы акоы? – перед эльфом тут же вырос рослый парень с двумя клинками в руках и яблоком в зубах, что ввело Фенриса в недоумение. – Аыыычаы!
Боясь быть найденным, он, конечно, сначала решил, что его вот сейчас поймают, но спустя пару секунд понял, что невнятно мычащий перед ним мужчина никак не относился к охотникам, что добычей считали эльфа. Не зная, что делать дальше, бывший раб просто стоял, смотря удивленно на того, кто не позволял выйти через дверь, что и было основной частью плана. А выпрыгнуть снова в окно нельзя было, поскольку этот поступок грозил столкновением с солдатами.
- Ты кто такой, fresco? – спросил его теперь уже внятно мужчина и Фенрис, смотря на него, задумался, стоит ли отвечать и если стоит, то что. Выбора, впрочем, не было.
- Долго объяснять. – Сообщил он нагловато, оглянувшись на окно. – Меня преследуют по заказу одного человека, чтобы вернуть некоторую… собственность. – Эльф посмотрел на человека перед собой и все же пояснил. – Собственность – это я. Я хотел воспользоваться вашей дверью.

+1

4

Теперь Алейо более-менее проснулся и смекнул, что происходящее не плод его извращенной и на голову больной фантазии. Седой эльф стоял на месте, не собираясь ломиться дальше в комнату, не выхватывал свой двуручник и даже вёл себя довольно вежливо. Ну, для того, кто только что влез в чужое окно.
А потом вежливый эльф заговорил и антиванец не менее воспитано (насколько позволяли обильные возлияния спиртного чуть ранее) его выслушал. Даже кривоватую боевую стойку сменил на более мирную.
- Долго объяснять. – Вид Вальтьери ясно говорит «А ты попробуй». Нет, ну мало ли. Вдруг там пожар где-нибудь, или бордель открыли. Или дракон напал на поселение. Однако всё оказалось на порядок проще.
Меня преследуют по заказу одного человека, чтобы вернуть некоторую… собственность. – Не то, чтобы у наёмника были проблемы с восприятием, но сразу не дошло. Вор что ли? Меч этот веслообразный спёр? И на кой демон эльфу двуручный меч, собственно? Таким только здоровякам-кунари и махать. Спасибо, пояснили. -  Собственность – это я. Я хотел воспользоваться вашей дверью.
А вот это уже не хорошо.
Собственность в виде живого представителя остроухой расы могла стать желанной добычей только для одного охотника. Охотника на рабов. Это даже в подпитом состоянии было понятно. А уж кого-кого оба Вальтьери не жаловали (разумеется, после храмовников и орлесианцев), это работорговцев. Хотя нет, орлесианцы были на третьем месте. И всё же сами братья – большие ценители свободной жизни, оба сразу встали бы на сторону ущемлённого в правах. Толстосумы, делающие деньги на чужих шкурах – самые мерзкие из всех. С самих шкуры спустить – вот самое лучшее, что можно сделать. Что наёмники иногда и делали, если подворачивался случай. Вот, как-то раз спасли эльфийку. Правда, потом отвязаться от неё не могли. Но это уже мелочи. А ещё как-то раз сами едва не попались таким умникам. Этот остроухий похоже, был в бегах, а не «отошёл на шаг дальше положенного». Судя по откровенно помятому и усталому виду.
Сама собой где-то в пятой точке заиграла знакомая жажда приключений. Новое развлечение под названием «снеси голову тому, кто сунется» немного протрезвило младшего Вальтьери. А тот алкоголь, что продолжал носиться по организму, придавал спонтанному решению большую прелесть и укреплял чисто ослиное упрямство радостно ворваться непрошенным гостем в подвернувшуюся авантюру. Как в то окно.
- Ага, - невпопад отозвался Алейо и с глухим звуком вогнал один из своих кинжалов в крышку дощатого стола. - Стой на месте, amigo, за дверью будет жарко.
Нелепо согнувшись, антиванец в три прыжка подскочил к гостеприимно распахнутому окну и осторожно высунул нос наружу. Чисто. Но из-за угла дома послышались голоса, и обе створки проворненько закрылись, отрезая посторонние звуки, а заодно и делая вариант «беглец залез в окно» менее вероятным. Повернувшись и убедившись, что эльф не смылся от греха подальше, можно было сделать небольшие пояснения. Так, на всякий случай.
- Ни одна паскуда не переступит порог этой комнаты, - провозгласил мужчина, прервав героическую фразу непристойным ругательством – под конец он наступил на недоеденное и оброненное яблоко, расплющив то в лепёшку. – Кроме моего брата, но он не считается. На лестницу тебе лучше не соваться.
Словно подтверждая слова антиванца, топот снизу возобновился. Кто-то явно шагал вверх по ступеням. Подхватив воткнутый в стол кинжал и пристроив его за поясом держащихся на честном слове штанов, наёмник прошмыгнул мимо своего гостя и с проворством прокрался к двери, на сей раз действуя тихо.
- А я-то думал, это просто эротический сон, - хмыкнул он напоследок. – Ну, с окном. Понимаешь? Всё, тссс!

+1

5

Столкновение с незнакомцем в его же комнате не особенно порадовало Фенриса. Он так надеялся, что успеет быстро прошмыгнуть в дверь и пробежать по коридору, а там уже и выбраться туда, куда еще не добрались солдаты. Бегать от них при случае он уже привык, и у него даже неплохо получалось, а вот находить себе дополнительные проблемы во время побегов ему совсем не нравилось. Стоит ли говорить, что мышление беглого раба сыграло с Фенрисом плохую шутку? Он, конечно, ждал подвоха, непривыкший к хоть какому-то доверию или даже мыслям о том, что на этом свете все еще есть существа, что не желают его сдать и не норовят сделать ему что-нибудь плохое. Признаться, эльф уже начал серьезно подумывать над тем, чтобы оттолкнуть мешающего пройти парня, хотя и понимал – еще один преследователь ему совсем не нужен был. И если работорговцев, что были на порядок слабее и глупее его, в большинстве своем, Фенрис мог если не одолеть, то обдурить, то с этим немаленьким парнем могли возникнуть проблемы. Оказавшись в тупике, он серьезно нервничал, косясь то на окно, то на мешающего пройти человека, и даже не сразу заметил, что тот сменил боевую стойку на более расслабленную.
- Ага, – От резкого стука, произведенного при помощи клинка и столешницы, эльф едва не вздрогнул изнутри, а еще с готовностью собирался выхватить меч, как сообразил, что парень не настроен враждебно. - Стой на месте, amigo, за дверью будет жарко.
Судя по говору – антиванец, судя по виду, поведению и вооружению – наемник. Он не был похож ни на солдата, ни на храмовника, тем более. Взлохмаченные космы, какой-то небрежный, словно бы постоянно находящийся в пути. Фенрис окинул его взглядом бегло в тот момент, когда пытался выискать слабое место, на случай, если с ним все же придется сражаться. Сражаться с ним, однако, совсем не хотелось.
Впрочем, тот вовсе и не собирался сражаться, освободив путь. Фенрис даже покосился на манящую дверь – он вполне успел бы выскочить, пока незнакомец закрывал окно, видимо, не желая получить еще парочку незваных гостей в подарок вместе с эльфом, что так нагло разрушил его личное пространство. Но не выскочил, а послушно стоял на месте, как было велено. Почему? Потому что хозяин комнаты не был настроен враждебно, и если сойтись с ним в схватке не хотелось, то обрести такого союзника было бы неплохо. Впрочем, эльф все еще с опаской косился на него, готовый в любой момент схватиться за меч и пустить в ход силу, но пока не торопился, находясь в довольно шатком положении.
- Ни одна паскуда не переступит порог этой комнаты, – Фенрис посмотрел на парня с некоторым непониманием, наморщив лоб, и после смачного ругательства глянул на пол, заметив расплющенное яблоко. – Кроме моего брата, но он не считается. На лестницу тебе лучше не соваться.
Хотелось поинтересоваться «И куда же мне тогда сунуться?», однако топот за дверью его остановил и подарил очередную волну раздражения, приправленного опасениями быть пойманным. Внутри рождалась тихая паника, но Фенрис не собирался опускать руки и идти сдаваться, скорее появилось настойчивое желание идти напролом, броситься в бой, словно бы показывая, что не на того напали. Нервничал ли он? Изрядно. Фенрис оказался в тупике, под окнами наверняка уже рыскали солдаты – поздно метаться – а за дверью по коридорам точно не постояльцы топали сапогами и гремели доспехами. Если Данариус его поймает, то уже не позволит эльфу сбежать, если, конечно, оставит его в живых. Так что Фенрису нужно было выбираться, и теперь выход был всего один – проливать кровь или погибнуть, чтобы не попасть в столь ненавистные ему руки.
- А я-то думал, это просто эротический сон, – глянув на незнакомца, что вырвал его из мрачных дум, Фенрис недоуменно моргнул, но ничего не ответил. – Ну, с окном. Понимаешь? Всё, тссс!
Что ж, может ситуация была не самой удачной, но союзника, который не то собирался оберегать себя и свое жилище, не то действительно хотел ему помочь, чему Фенрис не очень верил, он обрел. И не имея иного выбора, решил действовать бок об бок с ним, пока иных вариантов у него не было. Выхватив меч из-за спины, он ловко прокрался к двери и прижался спиной к стене, готовый убить любого, кто сунется в эти двери. За себя. За жизнь. За свободу. Сдаваться просто так эльф не собирался ни в коем случае.
В дверь постучались. Довольно настойчиво. Фенрис напрягся, крепче сжав рукоять своего меча. Хозяин комнаты открыл дверь и эльф, чутко прислушиваясь, готовый вступить в бой в тот час же, скосил глаза на проем, оставаясь невидимым, пока визитер оставался за дверью.
- Приветствую. – Совершенно невежливо зазвучал грубый мужской голос. – Мы ищем эльфа. Один из моих людей сказал, что видел, как он заскочил в ваше окно. Так ли это?

+1

6

Эльф, судя по откровенно опасливому взгляду, не очень-то доверял случайному союзнику. Этот парень напоминал ежа. Ежей Алейо не любил, как всякий любитель пошастать босиком по мягкой травке. И не раз, не два здорово налетал на колючих зверьков. Особенно было весело, если колючие засранцы бродили по травке целой семьёй. Этот ёж - эээ, тьфу! – эльф производил впечатление одиночки. Ни намёка на усмешку, злобу или грубый отказ от помощи, дескать, сам справлюсь. Сам Алейо, привыкший попадать в неприятности самого разного рода, умудрился бы и на виселице зубоскалить и заигрывать с палачом. Мрачный эльф, похоже, был бы признателен ему больше, если бы просто не путался под ногами, а пропустил к заветной двери.
Впрочем, долго размышлять о неожиданно свалившемся на голову ушастом чуде в перьях (перья правда торчали с облачения эльфа там и сям) было некогда. В двери затарабанили. Судя по всему кулаком в латной перчатке. Значит, уж точно не любимый братец вернулся с прогулки в родные пенаты. Алейо не привык тянуть время. Он распахнул дверь и вопросительно уставился на мужчину на пороге. Судя по виду, чуть старше его самого, на щеках трёхдневная щетина, а выражение на физиономии самое неприятное. За спиной «неприятной рожи» топтались ещё трое солдафонов, вытягивая шеи как ривейнские танцовщицы. Сравнение насмешило Алейо, и он ни к месту весело усмехнулся, не сразу обратив внимания на вопрос главного «танцовщика».
- Мы ищем эльфа. Один из моих людей сказал, что видел, как он заскочил в ваше окно. Так ли это?
- Э, чего? – переспросил он, наморщив нос. – Эльфа? Он маленького роста?
- Нормального, - немного растерялся охотник, не сразу поняв, что полуголый растрепанный тип попросту над ним издевается.
- Был бы маленьким, мог бы забежать под стол и там затаиться, - вкрадчиво сообщил Вальтьери и ухмыльнулся. – Нет, не видал. Я спал как маленький ангел.
«Танцовщики» за спиной своего лидера начали переговариваться. И слепому понятно было, что словам хозяина комнаты они не верят. Наверное, обсуждали, стоит ли сразу укокошить говорливое препятствие на месте, а самим без проблем осмотреть комнату. Впрочем, договориться они не успели.
- Но вдруг он под кровать залез, а я не заметил? – наёмник «опасливо» покосился куда-то вбок и вдруг цепко схватил охотника за руку. – А вы посмотрите! Ну же, посмотрите! Вдруг он вооружён? Вдруг он воспользуется моим беззащитным положением.
По лицу солдата было видно, что на беззащитного Вальтьери ни капли не тянет. А ещё там появилось растущее желание поскорее от подозрительного помощника избавиться. Ни мытьем, так катаньем.
По мнению самого Алейо, избавиться от него было совсем не просто. Практически невозможно. Особенно если он вдруг решил оказать помощь ближнему своему. Ближнему, в смысле, затаившемуся в полумраке эльфу, никак не толпе его преследователей.
Втащив «главаря» в комнату почти против его воли, Вальтьери вдруг смачно захлопнул дверь перед носами его подопечных. Стукнул, опускаясь, засов.
- Валяй, остроухий, пользуйся возможностью допросить этого красавца, пока его дружки ломают дверь, - предложил наёмник. Просить дважды, конечно, не пришлось.

+1

7

– А вы посмотрите! Ну же, посмотрите! Вдруг он вооружён? Вдруг он воспользуется моим беззащитным положением. – Незнакомец схватил визитера за руку, запаниковав наигранно, устраивая самое настоящее представление, которое, впрочем, вовсе никого не радовало – ни Фенриса, ни, тем более, визитеров.
Было ясно, что он издевается над незваными гостями, с самого начала, Фенриса это напрягало и он, конечно, уже не один раз допустил мысль о том, что его сейчас выдадут. Кому нужен беглый эльф, который беспардонно влетел в чужое окно и разрушил покой? Чужие проблемы никогда и никому не нужны, если за это не платят, а платить Фенрису было практически нечем. За те несколько монет, что имелись в его кошеле, работать не стал бы даже самый неумелый наемник, да и не до сделок было сейчас. Потому эльф тихо стоял, прижавшись к стене спиной, и крепко сжимая рукоять меча, единственного и верного своего союзника, готовый схватиться в случае чего и с хозяином комнатушки. Тут все было просто, Фенрис должен был выжить и не достаться Данариусу, а чтобы выжить, он был готов на все. Убивать ему приходилось уже не раз.
И когда незнакомец с силой втащил работорговца в комнату, лириумные узоры на теле Фенриса вспыхнули голубым свечением, а сам эльф приготовился порешить и сдавшего его мужчину, и своего охотника. Наверное, он бы кинулся с воинственным рыком, если бы не вовремя остановивший его незнакомец, сам того не подозревая, вероятно:
- Валяй, остроухий, пользуйся возможностью допросить этого красавца, пока его дружки ломают дверь. – Эльф так и замер, морща лоб, глянув недоверчиво на своего все-таки союзника, но от предложения не отказался.
Охотник определенно не ожидал оказаться в меньшинстве, да и такой наглости, видимо, не ожидал, но быстро пришел в себя, выхватив меч и выставив его перед собой. Фенрис смотрел на него с любопытством, склонив голову на бок. Лириум словно бы кипел в нем, и эльф привычно чувствовал связанную с этим силу, подчиняющуюся ему. Единственное за что Данариуса можно было бы поблагодарить. Но Фенрис не станет, просто выбьет из него дух и выпотрошит его тело. Когда настанет время.
- Тебе лучше сразу сдаться, раб. – Пренебрежительно бросил неприятного вида тип, что не был знаком эльфу. – А ты, - он указал своим мечом на незнакомца. – Лучше давай с тобой останемся друзьями, помоги мне обезвредить мальчишку и получишь хорошую плату. Да и жив останешься! Чем плохо?
Он усмехнулся нервно, смотря то на хозяина комнаты, то на Фенриса, что покосился на дверь, которую пытались высадить оставшиеся за ней солдаты. Нужно было поспешить и допросить затравленного охотника, пока его прихвостни таки не пробрались в комнату, иначе после можно будет их только убивать – на расспросы не будет времени. А у эльфа было, что спросить у этого неприятного типа, который вроде и собирался защищаться, но, не будучи дураком, понимал, что находится в довольно щекотливом положении. Фенрис был опасен и все прихвостни Данариуса знали это, а прекрасным подарком теперь был и незнакомец, вооруженный клинками, совершенно не выглядящий беззащитным.
Недолго думая, эльф напал первым, схватившись с охотником на мечах. Надо было отдать противнику должное – он был вовсе неплох и в сражении словно бы обрел уверенность в себе, но Фенрис все равно был моложе, ловчее, быстрее и сильнее. А помещение было не самым подходящим для сражения, потому оно оказалось недолгим. Эльф увернулся от весьма мощного рубящего удара, практически кубарем прокатившись под ногами своего врага, оставив свой меч на полу и незначительно стукнувшись коленом об тумбочку, и выпрямился уже за спиной охотника, заломив его руку и прижав к стене грудью. Его меч звякнул по полу, вывалившись из руки.
- Где сейчас Данариус? – самый важный вопрос прозвучал над ухом хрипящего охотника, Фенрис же был полностью уверен в себе, несмотря на то, что оружие его валялось на полу. – Отвечай! Иначе я вырву твое сердце сейчас же!
- Убей меня, щенок. – Прохрипел яро мужик, стиснув зубы. – Я тебе ничего не скажу.
- Отвечай! – Прорычал Фенрис, однако работорговец лишь попытался в него плюнуть, но слюни потекли по его подбородку и брызнули на стену, но вывести эльфа из себя еще больше у старика получилось.
Резким движением руки, Фенрис пронзил его насквозь, сжимая в ладони все еще бьющееся сердце и разрывая его на мелкие куски. Страшно гортанно захрипев, мужчина обмяк и повалился на пол замертво. Фенрис посмотрел на него с ненавистью, тихо прошипев.
- Я тебе не раб, - повел плечом раздраженно и добавил сквозь зубы. – Тупое ты создание.
Пытаясь побороть раздражение внутри себя, эльф только наклонился за мечом, как дверь таки высадили и на пороге комнаты уже стояли солдаты…

+1

8

Иногда ему говорили: «Алейо, мать твою, ты должен быть внимательней». Внимательней с людьми, потому что описание «у него были два глаза, нос и – угадай - ещё рот» никоим образом помочь не могли. Вот и теперь, в полумраке комнаты мужчина не стал особо присматриваться к своему неожиданному визитёру, ограничившись ёмким описанием: седой. При такой видимости, глаз первым цеплялся именно за неровно остриженные белоснежные пряди. Все остальные подробности антиванец с лёгким сердцем оставил на потом – да успеется ещё рассмотреть, когда они разберутся с преследователями, куда денутся. Самонадеянно, да? Ну, помирать или попадать в рабство в этот исключительно приятный вечер совершенно не хотелось.
Поспешишь – людей насмешишь. Именно поэтому вязь рисунка, оплетающая руки и шею эльфа, была благополучно упущена из виду.
И конечно случилось то, отчего глаза мужчины удивлённо полезли на лоб.
Эльф светился. Голубоватое, мертвенное свечение окутывало всю его стройную фигуру, а яркие тонкие полосы, сияли ярко, словно молнии на грозовом небе.
- Причиндалы Создателя! – оценил Алейо зрелище громким возгласом. Даже за дверью натиск ненадолго стих. Охотники ждали продолжения. Но его не последовало.
Просто... Ненадолго, совсем ненадолго на задворках сознания мелькнула несвойственная мужчине мысль: стоило ли связываться с...  с кем? Тевинтер не далеко, а там всякой магической дряни как дерьма в канавах эльфинажа. Но кем бы ни был этот таинственный эльф-светлячок, всё же компания куда приятнее охотников на рабов.
Теперь вот этот вот седой стоял и смотрел на него с таким недоверием, что полубезумная улыбка не преминула появиться на губах.
Чего братья Вальтьери не любили, так это быть серьёзными. Казалось бы, пора остепениться, ан нет. Превращать иную схватку в самое настоящее представление  - это всегда пожалуйста. Как сейчас. В самый неподходящий момент, казалось бы.
Судя по ошарашенной физиономии эльфа, Алейо имел все шансы стать первым, кого насадят как куропатку на этот его веслообразный меч. В ответ на недоверчивый взгляд антиванец только усмехнулся: да, знаю, такого дурня ещё поискать надо. Жизнь вообще цирк. Скажи «ха-ха» и наслаждайся.
Тем временем втянутый в комнату охотник решил напомнить о себе хорошем. Вынув из ножен меч, он начал болтать. Ничего непредсказуемого, впрочем, не прозвучало:
- Тебе лучше сразу сдаться, раб. А ты, - остриё указало в грудь наёмника, замершего в небрежной позе возле дверей.
- И до меня очередь дошла, - скривился Вальтьери, криво ухмыльнувшись.
Лучше давай с тобой останемся друзьями, помоги мне обезвредить мальчишку и получишь хорошую плату. Да и жив останешься! Чем плохо?
- Всем, - немедленно отозвался Алейо. – Твоя работорговская задница мне совсем не нравится, усёк?
Был бы тут Адриан, вышло бы три голоса против одного. Но и так предложение охотника никого не соблазнило.
Фенрис с охотником схватились на мечах. Вмешиваться наёмник не собирался. И вовсе не потому что считал это ниже своего достоинства – нападать вдвоём на одного. Просто посчитал, что остроухий захочет поболтать со своим преследователем по душам, и его вмешательство будет лишним. И правда, эльф быстро справился с противником и прижал его к стене.
Дверь в комнату, стоит отдать ей должное, до сих пор держалась. На совесть сделали, крепко. Но всему приходит конец. И встретить весёлую братию, шедшую на таран надо было не менее весело. Благо в поездке сюда братья не истратили ни одной дымовушки из арсенала. Одна из простеньким бомб оказалась в руках наёмника, и он оценивающе взвесил её в руке – с какой силой швырнуть, чтобы дыма в комнатку не наволокло? Эльф тем временем вёл допрос. Дилетантски вёл. Кто ж так это делает?
- Где сейчас Данариус? Отвечай! Иначе я вырву твое сердце сейчас же!
- Убей меня, щенок. Я тебе ничего не скажу.
- Отвечай!
Выражение, конечно, красивое. «Вырву сердце». Нет чтобы пальцы до этого отрезать. Или уши. Мигом бы язык развязался. Но... в следующую секунду Вальтьери убедился в простой истине: эльф не шутил. Эльф не приукрашал. Он засиял пуще прежнего, выбросил руку вперёд... вглубь человеческого тела прямо перед собой и... вырвал сердце. Наёмник только моргнул: вдруг показалось? Нет, правда вырвал.
- Я тебе не раб, - прокомментировал седой своё действие. – Тупое ты создание.
Ладушки, раз умеет такое вытворять, схватка будет ещё интереснее. Главное теперь этого индивида не разозлить. Алейо совсем не хотелось, чтобы остроухий похитил его сердце. В этом смысле точно не хотел!
- Mi amigo caro!* Хватай меч, у нас...
Договорить не получилось. Дверь, растеряв остатки мужества, пала смертью храбрых, и на пороге материализовался первый захватчик. Дымовушка мелькнула в воздухе, пролетела мимо его плеча в следующего охотника. Не то срикошетит и наделает тумана, всем мало не покажется. Алейо подцепил ногой колченогий стул (не свой, адрианов) и пинком отправил его под ноги первому гостю. Пусть он заметил маневр, но совсем не ожидал такой подляны и, споткнувшись, оказался на полу. Послышался звук, выражающий отвращение – носом как раз угодил в валяющееся в пыли сердце своего командира.
- Mucho gusto!* – поприветствовал Алейо надрывный кашель за дверью и, широко улыбнувшись, извлёк из-за пояса штанов второй кинжал.
Потасовка у дверей грозила стать... забавной? Нет, правда, они все попросту будут толкаться локтями, пытаясь добраться друг до друга. А уж двуручником махать в столь тесном помещении  - дело вообще опасное. Однако кто не любит экспериментировать, сражаясь за собственную шкуру?
________________________________________
Mi amigo caro - Мой дорогой друг (антив.)
Mucho gusto - Очень приятно! (антив.)

+1

9

Как уже было сказано выше, Фенрис не спешил доверяться новоявленному союзнику, но тот пока не мешал ему и действовал выгодным образом. Да и реакция вкупе с отношением к работорговцам пришлись эльфу по вкусу. Те, кто выступал против столь ненавистных работорговцев, удостаивались его молчаливого одобрения. Особенно когда против них выступали на его стороне, и когда это было очень кстати. Фенрис, можно сказать, в этот раз оказался едва ли не в безвыходной ситуации и имел мало шансов выбраться, однако ему повезло. Возможно, сам Создатель ему благоволил?
- Mi amigo caro! Хватай меч, у нас... – как раз вовремя предупредил антиванец.
Эльф был готов встретить врагов, стоя с мечом наизготовку и чувствуя в себе прилив мощи, что дарил лириум, покалывая по линиям меток. Признаться, Фенрис еще не успел определиться, хорошая это идея, сражаться в небольшой комнате, или нет. И склонялся к тому, что не особо, потому как в бою всегда нужен размах. А происходящее сейчас ему совсем не нравилось. Хотя, с другой стороны, как посмотреть.
Его союзник успешно блокировал вход в комнату, солдат не успел ничего сделать и, сбитый стулом, повалился в проходе. Фенрис метнулся к нему, с удовольствием отметив, что служивый уже заметил мертвое тело своего главаря и даже тихо охнул, когда понял, во что он ткнулся носом. Эльф с силой рубанул по нему своим двуручником, тело его выгнулось и обмякло. Желающий спасти товарища паренек метнул в Фенриса кинжал и тот, уйдя вбок, споткнулся о ножку кровати, упав на одно колено. Кинжал тем временем со свистом перевернулся в воздухе и упал с глухим стуком, бесхозный и бесполезный.
Из коридора валил дым, оттуда же слышался надрывный кашель. Эльф усмехнулся. Быть может, это была и не самая плохая идея, сражаться на пороге комнаты. Теперь главным было не запустить их в комнату и, по возможности, не выскочить к ним в коридор. Было бы хорошо перебить их вот так, на пороге. И сбежать по-хорошему, пока подмога только добирается, если она была, эта самая подмога.
Видимо спасаясь от удушливого дыма, отчаянный солдат бросился прямиком в комнату, пробежавшись по своему мертвому некогда союзнику. Фенрис намеренно запустил его и с интересом наблюдал, как работорговец откашливался, шмыгал носом и промаргивался, выставив меч. Убогое, признаться, было зрелище. Эльф усмехнулся и кинулся к нему, но напал первым все-таки «гость». Свист меча сменился неприятным лязгом, когда Фенрис блокировал удар, отталкивая противника от себя. Тот ругался на тевинтерском и нападал снова, напористо и как-то даже безрассудно. Отскочив от него, эльф запрыгнул на кровать и перескочил на тумбочку, все-таки признавая, что сражаться в помещении было плохой идеей.
- Трусливый раб. – Цедил сквозь зубы неприятель, подходя к нему. Фенрис перескочил на вторую кровать и снова на пол, едва не поскользнувшись на крови убитых. Обошлось. А вот его противнику повезло меньше, комичным образом он поскользнулся на крови, запнулся об ногу своего мертвого товарища и, пытаясь удержать равновесие, наклонился. Эльф не стал искушать судьбу, с силой рубанув по врагу. Голова его покатилась в сторону кровати, тело повалилось с грохотом.
Фенрис утер с лица кровь раздраженным движением, оглянувшись на дверь…

+1

10

Бросок кинжала – вот как! У противников тоже были ловкачи. Эльф споткнулся, припал на колено и тем самым дал удобную позицию для нападения. Алейо и напал, перескочив через союзника как мальчишка, играющий в чехарду, и саданул босой пяткой в челюсть ныне невооружённого «стрелка». Последовал двойной выпад и ловкача у противников не стало. В два прыжка отошёл назад, чтобы самому не наглотаться дыма, всё ещё клубящегося на пороге. Бомба была отличного качества – не зря монеты потрачены.
Да, заварушка и впрямь намечалась знатная. Мужчина какое-то время довольно созерцающий внушительное облако, кашляющее на разные голоса, отвлёкся на шумную свалку, устроенную седым эльфом с одним из охотников. Взмахи огромного меча в столь тесном помещении выглядели несколько... скованно. Почти скромно. Того и гляди застрянет массивное лезвие в стене или подхватит в воздух некстати подвернувшийся табурет... С верными кинжалами управляться было проще и быстрее. А ещё, в данном случае, эффективнее.
Эльф предпочитал какое-то время уворачиваться от нападок противника, залихватски скача по кроватям и тумбочке. На светлой ткани оставались следы от его босых ног, вызывая у Вальтьери отчего-то приступы нездорового веселья. Новый не-то-чтобы-знакомый вёл себя довольно... нахально, скажем так. Но кто был против?
Алейо не был, не по его подушке только что прошла пятка остроухого. Веселье весельем, отвлекаться было нельзя. Черт его знает, скольких охотничков скрывал дым. Надо успеть порешить большую часть, пока ловушка действует. Недолго думая, Алейо начал методичный слепой обстрел всем тем, что попадалось под руку. За дверь полетел второй стул, большое глиняное блюдо с остатками овощного рагу, пузатая пустая бутыль из-под вина и пара глиняных же тарелок. Судя по звукам, по меньшей мере половина снарядов достигла цели. Кашель разбавили ругань и проклятия. В комнату вломились сразу двое противников, ошалело вращая слезящимися глазами. Думать было некогда. Мужчина кубарем покатился под ноги гостям, сбивая с ног, и получил первую рану – глубокую царапину на плече. Сражаться столь... неодетым вообще было глупо, это кто угодно скажет. Хоть штаны снять не успел, прежде чем лёг отдыхать, и на том спасибо. Вот бы ещё пришлось драться вовсе в неглиже. Хотя, тоже способ деморализовать противника... Обо всём этом Вальтьери успел подумать краем мозга. Другой край был изобретением подходящего ругательства. Вывернуться вышло почти удачно – только ссадил кожу на локте, зато успел всадить один из кинжалов в живот ближайшему охотнику.
- Седой, помогай. Не мои гости, - позвал он увлекшегося эльфа, отбиваясь от уцелевшего мечника и обходя стол по дуге.
Облако начало рассеиваться. В комнату ворвалась ещё парочка новеньких – один с двуручником и в тяжёлом доспехе, второй... вторая – орудуя коротким мечом. И оба злые как неваррский аллигатор.

+1

11

С одной стороны, конечно, все сложилось более-менее удачно – и союзник нашелся, да еще и умелый, и отбиваться худо-бедно, но выходило. По крайней мере, имелись хорошие шансы выбраться отсюда живым и улизнуть подальше от «старых знакомых». Это гораздо более приятный вариант, в сравнении с гипотетической возможностью быть пойманным и отправленным в руки бывшего хозяина. С другой стороны, все начинало надоедать. Фенрис был раздражен, ибо сражаться в полную силу у него не получалось, в комнате было слишком тесно, а скакать по кроватям и дальше было глупо и неосмотрительно. Трупы, что уже «дополняли» обстановку комнаты мешались под ногами, а на их крови эльф постоянно поскальзывался. Но стражникам ведь не объяснишь, что сражаться с ними в таких условиях неудобно, не предложишь перебраться в другое место и там продолжить. Делать было нечего, нужно было продолжать, потому что дело – не шуточное, на кону была его собственная жизнь. А за неё с некоторых пор Фенрис готов глотки перегрызать.
- Седой, помогай. Не мои гости, – Окликнул его новый почти знакомый, сражаясь с мечником, несмотря на раненное плечо.
Фенрис хотел было огрызнуться, дескать, я тоже не в игры играю, но прикусил язык. Ему помогал совершенно чужой человек, и эта помощь ему была нужна, как не неприятно было это признавать. Нет ничего хуже, чем чувствовать собственную беспомощность, но иной раз с этим просто ничего нельзя поделать, ибо огромную роль в любой ситуации играют обстоятельства. И они по какой-то странной причине частенько были против эльфа. Так или иначе, а действовать было нужно и Фенрис, яростно зарычав, кинулся навстречу новым «дорогим гостям».
Схватившись с обладателем такого же массивного двуручника, Фенрис попутно отбивался и от его подружки, что все время пыталась подобраться к нему ближе, но никак не могла поймать момент. Двигался он быстро, снова пробежался по кроватям и даже по столу. В какой-то момент Фенрис запустил тарелкой в бестолково тыкающую в его сторону мечом девчонку, но промазал, а вот она, запустив в отместку в него кинжал, попала в цель – на бедре появилась довольно глубокая рана. Эльф тихо рыкнув, словно загнанный зверек, рванул кинжал и бросил его на пол. Ситуация его изрядно нервировала, надо сказать. Фенрис злился и на обстоятельства, и на ситуацию, и на себя, ненавидя эту беспомощность в себе, а ведь именно таким он был большую часть своей жизни. Беспомощным рабом, подчиняющимся любому приказу своего господина. Щенком, послушным и не перечащим, которым пользовались, как хотели, будь то убийства неугодных хозяину людей или же сексуальные утехи. Злость в нем поднималась вместе с этими мыслями, и лириум плотнее окутывал тело. Фенрис практически чувствовал, как сила бьется в нем, как мощь струится по его венам, как лириум словно бы заполняет метки на его теле, заставляя их светиться еще ярче. Это были мгновения, но сам эльф был готов практически поспорить, что времени прошло больше, и когда наступила та самая нужная минута, Фенрис ударил по врагам мощной волной духовной энергии. Он очень старался контролировать масштаб, чтобы не задело его спутника. Еще не хватало таким образом отблагодарить его за помощь.
Сила не была выплеснута напрасно, двое его противников растерялись, нелепо покачиваясь и падая, в конечном итоге. Фенрис, не став искушать судьбу, кинулся в женщине-воительнице, что подарила ему кровоточащую рану, и вонзил в неё свой меч, отбирая возможность очнуться. Вторым на очереди был её друг, который пытался подняться и бессмысленно тряс головой. Фенрис выставил руку перед собой, согнув её в локте, и присел рядом с ним, явно демонстрируя желание вырвать сердце из солдата.
- Где Данариус? – спросил он, хмуря брови и зло щуря глаза. – Отвечай! Где он?! Почему он не явился сам?
- Ты бы с ним не справился, щенок. – Сказал, как плюнул солдат, Фенрис вцепился в его горло, уложив меч рядом с собой. – Он… тебе не… не по зубам!
- Отвечай! Где Данариус? – Эльф был явно настроен решительно.
- Ты все равно меня убьешь, к чему мне содействовать тебе? – Спросил слабым голосом противник, растеряв весь свой былой суровый вид. – Давай… договоримся…. Я скажу, а ты отпустишь меня? Обещай.
- Обещаю. – Кивнул Фенрис и даже убрал руку с горла несчастного. – Говори.
- Он в Тевинтере. Тебя заметили его люди, они собрали союзников и начали охоту, но сам Данариус не здесь. Он не здесь. Ты сможешь сбежать. Это все. – Пытаясь отдышаться и подняться одновременно, говорил мужчина. – Все.
- Ты прав, это все. – Кивнул Фенрис и раздавил сердце своего противника в руке, после чего откинул тело бедолаги. Он, наверное, даже не успел понять, когда эльф успел убить его. Ну и славно.

+1

12

Сражаться раненному – хуже нет. А уж если вы ещё и одеты в одни лишь штаны, годные на то, чтобы срам прикрыть, но не защитить тело даже от  удара тупой вилкой, не говоря уже о остро заточенном мече...
- Maricon de mierda! – хрипло выдохнул Вальтьери, припадая на колено и уворачиваясь от очередного взмаха меча. Противник как назло оказался на редкость ловким и опытным. А ругательство заставило его только лишь шире оскалиться в широченной недоброй улыбке – да, стараемся, дескать. Свист лезвия над головой  - перебежка – оборонительная позиция. И как назло ни одной уцелевшей колымаги, чтобы пнуть под ноги мечнику. Оба клинка наёмника смотрели в грудь нападавшему, ловили удары, от которых он не мог увернуться. Пальцы ног ощупывали скользкий от крови пол, прежде чем сделать шаг – не свалиться бы, не оступиться. Иначе крышка. Быстрый как несварение желудка ривейнец насадит его на оружие как рябчика на вертел. Перспектива не ахти. А ещё чёртово плечо давало о себе знать.
- Сдавайся, - предложил мечник, наступая и ловя ногой отправленный таки навстречу сломанный стул. Пнул в сторону. – Рана у тебя отравлена. Долго не протрепыхаешься.
- А я быстро трепыхнусь, - ныряя вбок, отозвался антиванец. – Глазом моргнуть не... Ах ты! Штаны не тронь, не тронь штаны.
Очередная царапина осталась на бедре. Порезанная ткань лёгкой одёжи быстро краснела от выступающей крови. Ривейнец хохотнул. Алейо проворно отступил, пытаясь выманить противника на лужу масла, что набежала на пол из опрокинутого кувшина. Тогда хватит одного хорошего тычка в колено – загремят железки по полу, а то и сам на свой меч напорется, весельчак.
Эльф сражался неподалёку. Мужчина боковым зрением видел, что тот действует хаотично – значит, в ярости. Свечение становилось сильнее. Что-то будет. Будет что-то, возлюби его Королева Неваррская! В памяти сам собой появился образ Адриана, замершего примерно в такой позе, чтобы потом мощным потоком своей магической чертовщины снести десяток ни в чём не повинных бочек прямиком врагу в физиономию. Бочкой себя видеть младший упорно не хотел. Мигом юркнул под стол – в «домике». И тут жахнуло. Хорошо так жахнуло, не зря у него левая пятка зачесалась. Верный знак, что надо прятаться!
Комната на миг окрасилась голубоватой вспышкой. Антиванец ошалело тряхнул головой и уставился из-под столешницы на споткнувшиеся ноги "своего" ривейнца, который шёл в столу с явным намерением разрубить его вместе с противником.
Споткнулся? А теперь падай, ну! Один из кинжалов вылетел из под стола, впиваясь в колено  наступающего воина. Дальше всё было быстро. Сбоку эльф как раз выпускал кишки противнице-девчонке. Вальтьери не стал приглядываться, кинулся к грохнувшемуся на чёртовом масле мечнику и, оседлав его, пришпилил к дощатому полу, воткнув второй кинжал в глаз. Повернул лезвие, перехватывая судорожно взметнувшуюся руку с мечом за запястье.
Всё...
Это только звучит не впечатляюще. А состояние, будто его били о наковальню, предварительно надев котёл на голову. Вымотан и в ушах звенит как с похмелья...
- Где Данариус?
Опять двадцать пять гиппогрифов, заладил...
Мужчина пошатываясь, поднялся, обозревая живописный армагеддец, устроенный ими в некогда уютной комнатке таверны. Он примерно догадывался, что сейчас будет. Последний выживший лишится ценных органов и надо сваливать, пока добрый хозяин таверны не доставил счёт своим весёлым постояльцам...
Обещает оставить в живых? – одна бровь в удивлении поднялась выше другой. Алейо шмыгнул носом и, ощупывая раненное плечо, повернулся к беседующим. Допрос на бартер стал похож... нет, стоп. Обещания-то не держим. Не бартер, выходит, а мошенничество. Симпатичный, светящийся эльф-мошенник, лазающий в окна и похищающий сердца. Весёлый вечерок, Адриан обзавидуется.
- Уф, - сказал мужчина, как только хрипы последней жертвы обстоятельств затихли. – Cojones! Уф. В следующий раз напомни, чтобы я оделся...
Белозубая улыбка, появившаяся на уставшем лице, ясно свидетельствовала – они выжили, жизнь снова хороша! Алейо воткнул оба кинжала в столешницу и, ни слова не говоря, принялся проворно собирать всё уцелевшее в кстати подвернувшуюся рубашку. Бутылка вина, несколько яблок, пол каравана хлеба, копчённая свинина и ещё кое-что не оказавшееся на полу – и узлом сверху, чтобы не растерялось. С кровати брата он быстро схватил дорожный плащ, сунул как попало в заплечный адрианов мешок, об который споткнулся один их охотников. Всё это всучил своему заляпанному кровью сообщнику. Вернее – насильно впихнул в руки. И только потом заметил рану на ноге. Скверная рана вышла. Не царапина как у него. Кто-то успел пырнуть остроухого, причём от души так пырнуть, кровищи немерено...
- Mierda… Стой так! – лохматая голова повернулась влево – погром. Вправо – погром и полотенце на спинке кровати. Антиванец деловито перехватил мягкую тряпицу, рванул напополам, сложил в не особо приятные глазу, но довольно сносные бинты и, присев на корточки, бесцеремонно цапнул ногу эльфа, подтаскивая к себе поближе. Уверенными, заученными, осторожными движениями намотал импровизированную повязку на бедро, поправил, чтобы не мешалась и, глянув снизу-вверх, сообщил:
- А теперь покажешь, как в окно влез. Только наоборот...
Сия загадочная фраза осталась без объяснений. Разбросанные по периметру комнаты предметы гардероба были собраны быстрее, чем иной чистюля занудно произнесёт «гравитационное кольцо». Кое-как напялив нижнюю рубашку и сунув ноги в сапоги, наёмник сгрёб второй мешок - свой собственный - и ринулся к окну, распахнул ставни, оценивающе оглядел окрестности.
- Полезу первый, - сообщил он эльфу, - И давай не копайся, пока хозяин не явился оценить ущерб. Мы все деньги на еду просадили... Ох, Адриана не было. Он бы вообще кукиш оставил на месте комнаты.
Алейо фыркнул, представив себе брата, творящего «Кулак Создателя» (окрещенный младшим в «курдыкс») и обрушивающего их комнатку в аккурат на стойку трактирщика на первом этаже. И полез в окно.

+1

13

Так всегда. Ты не знаешь усталости, когда твоей жизни грозит опасность. Когда движешься стремительно, быстро, ловко – на грани своих возможностей – когда слышишь стоны, крики и видишь кровавое месиво, когда звенят клинки и свистят стрелы. Тот, кто не оказывался в такой ситуации, не знает, как незначительно в этот момент прошлое и будущее, былые раны, давно зажившие, и свежие, полученные только что. Как плевать на собственную усталость, на здравый смысл, на ситуацию во всем мире. Есть только сейчас, короткий миг, который вполне может оказаться последним и твоя задача не позволить этому случиться. Ради всего, что ты не берешь во внимание в этот миг. Ради себя.
Но как только опасность минует, и ты понимаешь, что выбил для себя еще время, все наваливается разом. Осознание произошедшего, усталость и боль от полученных ран. Фенрис чувствовал себя неважно. У него неприятно нарывало поврежденное кинжалом бедро, кружилась голова, сердце колотилось в груди, как заведенное. Мозг лихорадочно работал, когда как тело отказывалось сотрудничать со своим обладателем. И, тем не менее, ждать было некогда. Незачем снова искушать судьбу, нужно бежать.
Он попался в этот раз, потому что разленился, размяк, устал. Ему не хотелось больше бегать затравленным зверем, метаться из одного угла в другой, все время прятаться. В какой-то момент он даже ослабил собственную защиту, став показываться на улицах без черного плаза, скрывавшего лириумные клейма на его теле. Фенрис убеждал себя, что это бунт, протест свободного эльфа, которому нечего боятся. Игнорировал удивленные взгляды людей, да и не только людей, ожидающих от него проблем. Но потом снова сбегал. Дразнил и прятался, прятался и дразнил. Вечерами задавался единственным вопросом: стоит ли это все усилий? Не слишком ли много времени он тратит на мысль о Данариусе? Не устал ли он от этой травли настолько, чтобы можно было бросить и отказаться, снова нырнув на дно?
- Mierda… Стой так!
Фенрис растерянно глянул на своего суетившегося до этого момента помощника, держа в руках связку с собранными им вещами и продуктами. Проследив за взглядом наемника, он осмотрел собственную рану и пожал плечами. Бывало серьезнее. Бывало больнее. Да, нужно было обработать, но это не первая задача на тот момент – надо бежать, вот это важно. Но у того были другие планы и в момент, когда антиванец беспардонно притянул его ногу к себе, Фенрис едва сдержался, чтобы не двинуть коленом ему в челюсть. С некоторых пор он не терпел любых вмешательств в свое личное пространство, не переносил чужих прикосновений против его воли и не доверял никому, но новый знакомый не казался ему злодеем. В кои-то веки ему повстречался помощник, а не враг или недоброжелатель. Это уже повод хоть немного ему довериться.
- Спасибо. – Кивнул он, смотря на неаккуратную, но подходящую условиям повязку. – За помощь.
Антиванец отправился к окну, закончив торопливые сборы собственного имущества, Фенрис последовал за ним. Закинул себе на плечи выданные тюки с едой и одеждой, поправил двуручник за спиной и выглянул в окно, убеждаясь, что его вынужденный напарник ужу спустился. И нырнул следом.
Спрыгнув наземь, Фенрис огляделся. Снял с плеч мешки и вручил их новому знакомому, возвращая. Переулок был пуст, вокруг воцарилась тишина. Эльф помялся с ноги на ногу, не зная, как поступить дальше. Нужно было спешить: кто знает, может в это место уже отправили подкрепление? И люди Данариуса только и ждут, чтобы поймать его для возвращения в счастливые руки владельца?
- Мне нужно идти. – Сказал он, протянув руку для пожатия. – Меня зовут Фенрис. Спасибо тебе за помощь. У меня нет денег, и я не знаю, как иначе тебя отблагодарить…. Но если бы не ты, меня бы снова сделали рабом. Ты спас мне жизнь.

Адриан Вальтьери сроду любил вечерние прогулки, после сытного ужина и вкусного вина. Что может быть лучше неба, усеянного звездами, ветра в волосах и приятного расслабления на душе? Вот и старший Вальтьери думал, что ничего. Во время таких прогулок он отдыхал от отдыха, от работы, от брата и даже от самого себя. Он чувствовал себя свободным, потому с удовольствием бродил по незнакомым улочкам, стараясь обходить опасные по слухам районы, но посох все-таки брал с собой – мало ли что может приключиться?
В этот вечер он не изменил своим привычкам, насладился свежим воздухом и осмотрел окрестности. Когда пришла пора возвращаться в трактир, он представлял, как заявится в их с братом комнату, выпьет перед сном еще один бокал вина и завалится в кровать, чтобы проспать часов десять, а может и все пятнадцать.
Вывернув к трактиру, напевая себе под нос какую-то бестолковую мелодию (может быть, придуманную, а может быть где-то услышанную), Адриан уже было прошел ко входу, как вдруг…

+1

14

Свалить, после знатной бомбёжки казённого помещения – это, что называется, шалость удалась. Да, мотая четвёртый десяток можно уже и остепениться. Чопорно отвечать на просьбы содействовать в поимке беглого раба каким-нибудь скучным «Простите, сие претит моему мировоззрению». Или вовсе не ввязываться в неприятности, позволяя им проскакать через твоё окно и исчезнуть за дверью светящимся вихрем, вооружённым двуручником. Но именно такие спонтанные встряски, кои младший Вальтьери звал «приключениями» заставляли его чувствовать себя живым. Абстрактное участие, понимание глобальности проблемы, размеренность и пространственные речи, скучные до судорог в челюсти манифесты, мир во всём мире – всё это казалось Алейо полным бредом. Он помогал малым. Всем, кому хотел и был способен помочь в конкретной ситуации. Потому что ему так показалось правильно вотпрямщас.
Мужчина ничего не имел против упитанного, довольно приятного на вид  трактирщика, который обслужил братьев вполне по-человечески и не беспокоил по мелочам. В какой-то мере даже было жаль старика. Одной комнатой в трактире стало меньше на продолжительное время.
Но не вмешаться было попросту нереально. Нереально удержаться. Адриан бы тоже не удержался.
Жизнь, да-да. Такая уж она.
Приземление на истоптанную землю под окном не было мягким. Локоть он успел ободрать об стену, когда сиганул вниз, а пятки, кажется, взвыли в голос: ты что делаешь, окаянный?  Собственный походный мешок за плечом жалобно звякнул припрятанной накануне бутылкой вина. Алейо тут же огляделся по сторонам – ну надо же, чисто. Видать, беглого эльфа хотели взять, топая всей толпой напролом, аки боевой бронто. Засаду устаивать никто не стал. Ну и ладушки, не очень-то и хотелось.
После душной комнаты, остаточного «аромата» дымовушки и жаркой, сумасбродной схватки ночной воздух казался на диво приятным. Приятнее, чем внутри уж точно. Прохлада приятно пощекотала вспотевшую кожу. Мужчина с наслаждением вдохнул полной грудью и тряхнул вконец спутанной гривой, не забывая о стратегической близости потенциально опасного трактирщика. Надо было сваливать. И Адриана быстрее найти и заставить сныкаться из поля видимости. Ишь разгулялся, романтик с большой дороги, герой-любовник-гроза-крестьянок, отступник-вольная-пташка, или кем он там себя сегодня возомнил?
И вот седой эльф уже стоит рядом и настороженно озирается. На пару мгновений привычное расслабленно-насмешливое выражение сошло с лица Алейо. Этот взгляд был ему знаком – не раз и не два братьям встречались отступники, беглые маги, преследуемые Церковью, просто обыватели, скрывающиеся от врагов. Каждый смотрел вот так же, оглядывался через каждый шаг, отыскивал в тенях свою смерть. В паскудном мире всё это происходит, иначе и не скажешь... Так приятно забыть об «инакости» Адриана, притвориться, что ему ничего не грозит. Сегодня. А завтра оно пока не настало. Завтра могут случиться храмовники; Антиванские Вороны, неожиданно взявшие тот же заказ, что и Вальтьери; гром с ясна неба или каменный фаллос отвалится от статуи Создателя в храме и убьёт обоих насмерть. Ну а что? Всяко бывает. Так хотя бы люди посмеются.
Интересно, что брат скажет о прошляпленной возможности выспаться в постели и о новоприобретённом союзнике? Наверняка, что-нибудь неприличное. Усмешка снова расцвела на лице, разве что менее весёлая, чем в пылу сражения.
- Надорвался? – крякнул Алейо, которому эльф всучил дополнительный груз.
- Мне нужно идти, – послышалось в ответ. Вперёд потянулась тонкокостная рука, испещрённая непонятными полосками. С негромким железным звуком коснулись указательный и средний палец, спрятанные в железную когтистую перчатку.
Нагруженный тройной порцией узлов, антиванец изогнул бровь, дескать, и что я тебе в ответ протяну? Ногу что ли? Правда от рукопожатия отказывается разве что какой-нибудь орлесианский пижон в белоснежных шёлковых перчатках. Поэтому оба мешка брякнулись в пыль, а широкая шершавая ладонь наёмника встретила руку эльфа. Пожатие было крепким, кто бы сомневался.
Меня зовут Фенрис. Спасибо тебе за помощь. У меня нет денег, и я не знаю, как иначе тебя отблагодарить…. Но если бы не ты, меня бы снова сделали рабом. Ты спас мне жизнь.
- Алейо, - представился и антиванец, хитро подмигнув. – Деньги имеют свойство быстро заканчиваться, а? Да и не всё на них купишь. А паскудных работорговцев натянуть лишний раз – это приятно, как не крути. И погром устроить. Так что – обращайся. Если что.
Наклонившись за мешками, Вальтьери снова в глаза бросилась кривовато забинтованная нога эльфа. Идти ему надо... Далеко ли собрался хромать, интересно? Не то чтобы братья особенно любили большие компании или слыли добрыми малыми, отчего бы и не сопроводить беглого раба, если им идти в одну строну? Наёмник наморщил лоб. Вроде, всё по чесноку.
- Ты погоди спешить, если кто сунется, втроём отпор дать эффектнее получится. Да и рана... Адриан подлатает, даже шрама не останется. Он правда не целитель, но кое-что умеет, не только кучу-малу на поле боя устраивать.
На собственную царапину на плече антиванец даже внимания не обращал – рука работает, болит терпимо, скоро исцелят, чего ещё надо? Только одёжу жалко, изгваздал. По не-то-чтобы-очень-белой ткани уже расползлось тёмно-красное пятно. И вдобавок рубашка липла к увечью. Mierda, придётся стирать, что совершенно не радует. Всё-таки права была матушка, в женитьбе есть свои плюсы... Но минусы значительно перевешивают.
Пожитки остались валяться у стены, а мужчина в три широких шага на полусогнутых добрался до угла строения и высунул голову, чтобы обозреть окрестности. На реакцию Фенриса он внимания совершенно не обратил – а чего бы, собственно, беглому рабу чураться отступника, если тот настроен мирно?
- Ага! Как всегда везёт, - довольно обратился Алейо к эльфу пару секунд спустя. - Вон он, Адриан вышагивает по дороге... Эй! Пс-с-с-ст, стой! Membrillo, чума тебе на голову!
Старший продолжал чинно шагать по дороге, не обращая внимания на размахивающего руками и шипящего брата, пока ему внезапно не прилетел в плечо небольшой камешек. «Сворачивай сюда» - отчаянно жестикулировал младший. Он предвкушал короткое знакомство, побег из деревеньки и полный подробностей рассказ о сражении с охотниками на рабов.

+1

15

Фенрису не так часто помогали просто так. Вернее, совсем не часто. Точнее, совсем никогда. Он привык справляться сам, не доверяясь никому, игнорируя опасливые взгляды трактирщиков и завсегдатаев таких мест. Привык скрываться и не привлекать к себе внимание, чтобы  иметь возможность перевести дыхание. Если ему вдруг нужна была помощь, то он покупал её у специальных людей (и необязательно людей), которым было все равно, кто он такой, что у него за спиной и в планах на будущее. Для них важны были монеты, Фенрис не был против их заплатить при необходимости. Равноценный обмен. Удачное, одноразовое сотрудничество. У него почти не было знакомых, и крайне редко он встречал кого-то дважды, предпочитая не возвращаться туда, где уже был.
Но Алейо (так представился незнакомец, который рисковал ради него жизнью и даже получил раны в бою) выделился из всех прочих встречавшихся ему людей. Он помог просто так и ничего, как оказалось, не желал взамен. Фенрис хмурился и пытался найти хоть какой-нибудь подвох, но не находил. Никаких скрытых мотивов, никаких подозрительных намеков. Ни-че-го. Мужчина просто помог ему и теперь спокойно отпускал его восвояси, пожертвовав своими деньгами, потраченными на ночлег и еду, своим спокойствием и даже здоровьем. И ничего не хотел взамен. От Фенриса ничего не ждали и ничего не требовали. Это просто не укладывалось в его голове. Но тут…
- Адриан подлатает, даже шрама не останется. Он правда не целитель, но кое-что умеет, не только кучу-малу на поле боя устраивать.
Обнаружился подвох. Разговор шел о маге-отступнике, любой бы догадался, а Фенрис и вовсе обладал на таких особым нюхом. Он, конечно, понимал, что Алейо не был плохим человеком просто потому что оказался завязан с каким-то магом. И маг, наверное, не был плохим, раз они были заодно, но доверять каким бы то ни было магам Фенрис не собирался. Закопошившиеся внутри опасения больше не давали возможности рассматривать Алейо если не как друга, то как хорошего приятеля. У него был какой-то маг, а эльф больше никогда в жизни не хотел сталкиваться с любым из них, даже с самым милым, добрым, хорошим и неумелым. С любым.
Глянув на своего помощника, что пытался окликнуть своего друга, Фенрис вздохнул. Согнул раненную ногу пару раз, поморщился, но сиганул прочь из проулка в другую сторону, пока его не могли засечь. Спасибо он сказал, в памяти он сохранил парня, что помог ему и хоть немного развеял его впечатления о людях, разве что не попрощался, как следует… Ну да ладно. Не время сентиментальности. Дороги имеют свойство расходиться, в этом нет ничего удивительного, а Фенрис уже давно понял, что его судьба – это одиночество.

- Эй! Пс-с-с-ст, стой! Membrillo, чума тебе на голову!
Ничего не предвещало беды. Дело было закончено, ужин и ночлег оплачены, вечер должен был пройти мирно. Крепкий сон в теплой постели, отсутствие всяких обязательств – красота-красотища. Но тут что-то пошло не так, иначе стал бы  Алейо, похожий на черт знает кого, в столь мирное для них время, шикать ему из-за угла и отчаянно жестикулировать. Не говоря уже о тяжелой артиллерии в виде камушков, летевших в Адриана. В душу закралось весьма неприятное ощущение – у них проблемы. Черт бы побрал их проблемную жизнь!
Завернув в проулок к брату, Адриан окинул его критичным взглядом и звучно фыркнул. Они часто влипали в самые разные неприятности, чаще всего вместе, но иной раз приходилось расхлебывать кашу друг за другом. Неприятности им попадались противные и не особенно, очень неприятности и не очень, самых разных цветов, рас, времен и масштабов. Разгребать разгребали, выкручивались, выбивали свое право на возможность найти новые на свои задницы. Потому со временем научились относиться к проблемам, как к старым приятелям: Эй, давно не виделись! Хорошо бы еще столько не видеться, но раз пришли, то заходите, располагайтесь, помните, что гостям полагается вести себя прилично настолько, насколько это вообще возможно. Да-да, много не ешьте, долго не засиживайтесь!
- Ну и что это такое? – поинтересовался Адриан, смотря на Алейо – внутри плескалось волнение вперемешку с недовольством. – Ты как, серьезно?
Он кивнул на раны, после чего осмотрелся вокруг, пытаясь определить источник опасности. Или былой опасности. С кем его неугомонный братик успел сцепиться? Храмовники? Да не напали бы они, не окажись рядом мага, то бишь его, Адриана! Разбойники? Да какие разбойники, когда он оставлял младшенького одного в их комнате! Алейо полагалось поедать купленный ужин, пить купленное вино и мять своим телом купленную постель. Храпеть звучно и с удовольствием, накрывшись периной по самый нос! И какого гарлока, простите, он стоял теперь тут, на улице, взъерошенный и неопрятный, с ранами и тюками наготове? Адриан решительно ничего не понимал и ждал объяснений. Желательно очень быстрых, потому что одно было ясно точно – им нужно сваливать и как можно скорее. А перед этим желательно подлатать Алейо так, чтобы никто лишний не заметил мага-отступника.

+1

16

Алейо быстро увлёкся стрельбой по движущейся мишени, коей являлся его брат. Вся соль была в том, чтобы не навредить ему сильно, а попадания считались только в плечо и другие, защищенные одеждой части тела. Хорошо, что меткости, особенно в более-менее трезвом виде, ему было не занимать. Про Фенриса мужчина не то чтобы забыл, он просто был уверен, что раненный эльф спокойно себе стоит позади  него. Ну они ведь ещё не совсем убежали, так? Почему бы не начать всей компанией? Не то чтобы Вальтьери записывались в добровольцы-помощники всякому беглому рабу, отступнику или иному беглецу. Просто было любопытно. Были вопросы. Например, почему эльф светится? Откуда у него эти штуки на подбородке и как далеко они распространяются? Что, и даже на... Неет, это же... Пфф! Ладно, этот вопрос может не самый тактичный. Но о будущем спросить – не грех. Одной ли им дорогой идти придётся? Куда Фенрис направится? Антиванская кровь была горячей, а поэтому любые опасения быть первым, кому нервный эльф свернёт шею в ближайший час, отсеивались. Вальтьери не боялся от слова «совсем».
Так вот, Алейо не сомневался, что эльф стоит позади него.
Ну а чего Фенрису ещё делать? Может быть, прислонился к стене, может, поправляет повязку на ране, а может просто наблюдает за обстрелом. Вот чего Алейо точно не ожидал, что когда Адриан наконец окажется в переулке и с вопрошающим выражением воззрится на него (дескать «ну, рассказывай») а сам он повернётся назад, широким жестом опытного иллюзиониста указывая на седого эльфа... седого эльфа на месте не обнаружится. Вообще. Ни намёка.
Какого обвислого... Нет, ну серьёзно? Genitales del Creador!
Адриан всё ещё озирался вокруг. В его глазах читались в равной доле тревога и любопытство: во что младший умудрился вляпаться снова? Но вот сам Алейо превзошёл брата. Он вяло отмахнулся от  вопросов, прошёлся взад-вперёд по проулку, заглянул за угол и даже осмотрел стену – а вдруг Фенрис потерял в комнате ботинок и решил вернуться и забрать?
- Тут был эльф! – наконец, решил он просветить родственника в таинство своих перемещений. – Седой эльф. Симпатичный. В обтягивающих штанах. С перьями. Двуручник – воот такой, ну с тебя ростом будет.
Пасы руками, изображающие ноги эльфа, потом двуручник вызвали на лице старшего только кривую ухмылку.
- Эльф, - сказал Адриан очень серьёзно. И кинул. – В штанах с перьями.
- Mentecato! Ну я же сказал – эльф. В штанах. А перья - на плечах.
По лицу старшего ясно можно было понять, что тот думает. Одна только улыбка чего стоила. Кулаки так и зачесались ткнуть умника в бок.
  - Видимо, твой эльф распушил перья и улетел, - фыркнул старший, подхватывая половину вещей. – Давай к сути. Почему ты тут, а не наверху?
- Кончай ржать, - Алейо смирился с бегством остроухого и последовал примеру брата. Закинул заплечный мешок на спину, махнул рукой в ответ на красноречивый взгляд на своё раненное плечо. - Если опустить факт, что эльф должен быть тут, то на нас может открыть охоту хозяин таверны. Мы разнесли его комнату в хлам и оставили кучу трупов. Так что... расскажу потом. А сейчас валим отсюда.
- В подробностях, - согласился Адриан.
Братья быстро миновали тёмный проулок и свернули в сторону прямо противоположную той, куда убежал Фенрис.

Отредактировано Aleiho Valtieri (2013-12-17 19:49:38)

+1


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Архив 9.30 - 9.32 Дракона » Рабы не мы, мы не рабы... А вообще - бей работорговцев!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC