ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Сюда рискуют попасть те, кто долго задерживает пост. Если Вы сюда занесены - позор Вам и стыд! Пишите быстрее пост, пока не стали посмешищем всего форума!
Имя должника - по наведению на ссылку с названием квеста.
"Деловая беседа" - Варрик
"Безумцы не пойдут в обход" - Варрик

Dragon Age: Collision

Объявление







White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Игровой Архив » Иголка в стоге сена


Иголка в стоге сена

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Тип квеста: личный
Сюжет: рыцарь-командор Камберленда, присматривающий за кругом магов, требует личного одобрения верховной жрицы на усмирение чародеев, так как уверен, что те даже внутри круга пользуются магией крови. Такое заявление кажется абсурдным, требует весомых доказательств и походит на попытку реорганизации круга извне. На расследование происходящего в Камберленде отправляется пара Искателей.
Место действия: Неварра, Камберленд
Год события: 9.38
Участники: Priscilla Quelass, Leliana

Отредактировано Priscilla Quelass (2014-01-11 18:24:55)

0

2

Сначала Присцилла чернилами нарисовала на пергаменте окружность, а уже потом по ее периметру записала имена всех чародеев, входящих в круг магов Камберленда. Исключение составил только старший чародей, его имя было внесено аккурат в центр. Когда же чернила высохли, Искательница перевернула пергамент и на обратной стороне принялась столбиками записывать имена храмовников, начиная от рыцаря-командора и его старшего помощника, заканчивая новобранцами и оруженосцами. Постепенно рядом со списком солдат ордена появлялись какие-то надписи. Молча слушая, Квиласс помечала интересные детали из чужих рассказов и какие-то особенности опрашиваемых. Так,  сир Лодрик, сидевший напротив, рассказывавший захватывающую эпопею о своих старых сапогах, в списке получил следующие харатеристики: "простолюдин, недалекий, болтает без умолку". В какой-то момент мужчина, поглощеннй собственным рассказом, не удержался и стал присматриваться к тому, что Искательница выводит пером на пергаменте. Квиласс не составило труда заметить это.
- Ты рассказывай, рассказывай, я слушаю, - оторвав взгляд от списка, подняв голову произнесла Искательница, прямо-таки заинтригованная сим эпосом.
- Ну, значит, я ему и говорю, зачем мне новые сапоги, старые же... - продолжил храмовник так, будто рассказывал о личной победе над архидемоном, не меньше.
Уж кто и приложил к этому грандиозному событию руку, так это Присцилла, пускай она всего лишь сражалась в большой битве за Денерим вместе с храмовниками. Это было восемь лет назад, с тех пор женщина, посвятившая долгу Искательницы почти половину своей жизни, стала старше, мудрее и опытнее. Зато внешне к своим сорока годам она почти не изменилась, те щадили ее, напоминая о себе только легкими морщинами в уголках ясных голубых глаз. Видела бы ее сейчас покойная сестра.
Но за это дело Присцилле было приказано взяться не одной, на помощь должна была прийти вторая Искательница - Лелиана. Пускай та посвятила долгу не столько лет, сколько Квиласс, но опыта у помощницы, согласно главе церкви, имелось в достатке: помощь в победе над Мором, участие в сражении за Денерим и битва с архидемоном. Даже слух о том, что Лелиана приложила руку к поиску праха Андрасте. Только пока Искательница не спешила объявляться, Присцилла начала допросы храмовников одна и уже почти пять часов к ряду сидела за столом, выслушивая всякую чушь. Почему было не начать опрашивать сразу членов круга? Так они и кинулись сдавать своих. Это уже не говоря о том, что сейчас как никогда виновные перестали пользоваться магией крови, едва в круге объявился Искатель.
- Достаточно, - отложив перо в сторону, остановила Квиласс храмовника, болтающего без умолку, - Что-нибудь в последнее время необычное замечал?
- Ну, - задумался Лодрик, - Как вам сказать...
- Как есть, - тяжело вздохнула Искательница, подперев голову кулаком.
Помявшись, храмовник заговорил.
- Сир Гюндер стал проводить больше времени в нужнике... - промямлил он исподлобья.
Уставшая Присцилла не выдержала и пожалела, что у нее под рукой не имелось чего-нибудь тяжелого, чтоб огреть храмовника по темечку. Поэтому сперва женщина ограничилась презрительным взглядом и резким ударом кулака о стол, но этого было мало.
- Щель Андрасте, да ты надо мной издеваешься!? - вскочив с деревянного стула так, что тот упал, крикнула она на храмовника, - Пошел вон отсюда! Вон, я сказала!
Мужчина сорвался с места, как ужаленный, и, провожаемый отборной бранью, кинулся к выходу, едва не забыв закрыть за собой массивную дверь. Как только та захлопнулась, Присцилла подобрала стул и вновь бессильно опустилась на него. Женщина сложила руки на столе и положила на них голову, чтобы хоть немного отдохнуть.
Создатель помилуй, ну что за идиоты? Кого понабрали? И это рыцари ордена, мать их ети...

Отредактировано Priscilla Quelass (2014-01-11 20:27:09)

+1

3

До камберлендского круга еще нужно было добраться, а Лелиана совсем не учла, что большой город великолепной живописной Неварры в плане преступности мало чем отличается хотя бы от того же Денерима в Ферелдене. По пути ей довелось пересечься с местными разбойниками, рьяно желающими заполучить себе лишний кошелек с золотом. В ходе знакомства вся троица настойчивых авантюристов  напоролась на клинок девушки, вызвав у оной обреченный вздох, когда фонтан крови забрызгал доспех и локоны. Ну вот, весь мрачно-торжественный вид насмарку. Кое-как умыв лицо, она попыталась расчесать спутанные из-за комочков запекшейся крови волосы, но поняв бесполезность этой затеи, бросила сие неблагодарное дело и направилась к месту встречи. Все же не на свидание идет, а на допрос. Возможно, эффектный вид Искательницы даже поспособствует даче показаний храмовниками. По крайней мере, на это хотелось надеяться.
Оказавшись в башне, рыжая довольно быстро узнала у ошарашенных надзирателей, где находится кабинет для ведения “бесед”. Время неумолимо бежало вперед; высокое полуденное солнце за пределами каменных стен пристанища магов пекло и напоминало, как сильно Лелиана опаздывает.
Наверняка Искательница Квиласс уже начала допрос,” – размышляла экс-бард, идя по длинному коридору. – “Может, уже есть какие-нибудь результаты?
Заметив у двери тяжело дышащего храмовника, она поняла, что была права. Новоиспеченная напарница действительно успела поговорить как минимум с одним человеком, причем по его виду нельзя было сказать, что все прошло гладко. Нужно отметить, бывшая компаньонка серого стража была противницей использования угроз и криков во время допросов, но иногда это все же было необходимым. Очень-очень редко. Навязывать кому-то, а тем более уже опытной участнице Ордена, свое мнение девушка не хотела, поэтому только недовольно покачала головой и толкнула тяжелую деревянную дверь.
- Искательница Квиласс, день добрый. В Неварре слишком жарко, - с порога произнесла она, окидывая взглядом отчего-то слишком недовольную Присциллу. После чего сказала: – Я так понимаю, вы уже успели обсудить некие детали с тем храмовником, что сейчас выглядит так, будто полдня бежал от отряда порождений тьмы. Поделитесь результатами?
Взгляд скользнул по исписанному листу на столе. Похоже, что-то она все-таки узнала. Но полезное ли? Что именно эти псы башни могут рассказать? Как будто они будут свидетельствовать против себя. Смех, да и только. А еще странно, что выяснять детали нужно было именно у них. Разве не рыцарь-командор должен отвечать за подобное? Можно подумать, рядовые стражи отправляют запросы на усмирение. Такими темпами Орден, ранее вызывавший ужас, скоро не будут ни во что ставить, считая их обязанностью разговоры с рекрутами и обычную бумажную работу.
Дверь за спиной снова отворилась, являя очередного храмовника. Он с удивлением уставился на окровавленную броню Лелианы и ее не менее испорченную прическу. Еле удержавшись от комментария, что так откровенно пялиться невежливо, рыжая кивнула на стул, а сама села на весьма потрепанного вида кресло.
- Рассказывайте, милый друг, о злых магах крови и одержимых, - тихо пропела она, откинувшись на спинку. – Малефикары, кругом малефикары, - еще тише протянула сестра Соловей.
Подумать только, правая рука Джустнии опрашивает храмовников неваррского круга. Это настолько нелепо, что впору издавать книгу. Как звали того гнома в Киркволле? Валфрик, кажется? Он бы не упустил возможности написать небольшую повесть о делах Искателей.

Отредактировано Leliana (2014-01-17 22:11:29)

+1

4

Присцилла не успела задремать, вид и речь наконец-то объявившейся Лелианы несколько приободрили ее. Вставая со стула, Квиласс чуть приподняла ладонь левой руки в приветственном жесте, а правой поправила смявшийся воротник. Только приглядевшись к помощнице получше женщина заметила, что на ярко-рыжих волосах девушки была пара засохших пятен крови.
- Жарко, не то слово, - проговорила Присцилла, намекая на твердолобость здешних храмовников, а затем прошлась по комнате к раскрытому окну, чтобы размять затекшие ноги и сделать глоток свежего воздуха, - Какие уж там результаты, некоторые местные рыцари тупы, как чурбаки, и не избавили меня от рассказов про нужники. Одного из таких благородных сиров, я так понимаю, вам уже довелось встретить по пути сюда. Но есть и кое-что интересное, - задумалась Присцилла, присев на подоконник, а затем продолжила, вглядываясь в морскую даль, - Рыцарь-командор, сир Август, очень давно и жестко ограничил выдачу лириума своим подопечным. Храмовники говорят, что не получали лириума уже около четырех месяцев. На мой же логичный вопрос, как за такое длительное время они просто-напросто не сошли с ума, заявляют нечто невнятное. Причину такого поступка рыцаря-командора мне пока тоже выяснить не удалось, видимо, не зря я не поспешила расспрашивать его сразу. Думаю, эта история с лириумом как-то связана с тем, что здесь происходит. Что же до магии крови - заместитель сира Августа, сир Гастер уверяет, что последние чародеи, решившиеся практиковать магию крови, были усмирены еще пять лет назад... И еще кое-что, заместитель считает, что командор стал как-то странно себя вести, это замечают и храмовники. Август все реже стал появляться на людях, раздавать приказы, а все чаще запирается в своем кабинете и не выходит оттуда сутками. Прислуга говорит, что рыцарь ведет какие-то важные записи и велит его не отвлекать. Даже к моменту моего прибытия он не вышел меня встретить, возможно и не знает, что мы здесь. Поэтому я и решила начать расспрос с самых, так сказать, низов.
Едва Присцилла закончила вводить Лелиану в курс дела, как дверь в комнату отворилась и на пороге появился еще один храмовник. Старшая Искательница позволила девушке расспрашивать его, а сама же сделала небольшую передышку, лишь краем уха слушая ход допроса. Квиласс обратила внимание на занятный акцент рыжей помощницы, та в самом деле была родом из Орлея. Женщина погрузилась в собственные мысли. Опрашивать членов круга бесполезно. Даже если что-то не так с коммандором, не было бы лишним сначала выслушать его доводы. Плюс, опросив большую часть храмовников, Квиласс примерно знала, чего стоило ожидать и какие неудобные вопросы задавать.
Присцилла поднялась с подоконника. В волосах Лелианы, опрашивавшей рыцаря, все еще красовались кровавые пятна, которые не были ей к лицу. Старшая искательница залезла в правый карман дублета и вынула из него чистый белый платок, который, показывая на свою прическу, протянула рыжей девушке. После этого женщина вновь села за стол, на котором лежал пергамент со схемой.

Отредактировано Priscilla Quelass (2014-01-12 18:21:57)

+1

5

По всей видимости, Присцилле крайне надоело нахождение в башне, включая все отсюда вытекающее – как глупые опросы храмовников, так и они сами. Что скрывать, Лелиана сама была не в восторге от поразительного по своей глупости задания, а сделать мало что тут могла. Разве что самой поговорить со свидетелями. До тех пор, пока и ей не придется жалеть, что не взяла с собой свой лук с колчаном стрел. Недалекость рыцарей была ей знакома. Похоже, они специально набирают самых тугодумов на службу. Интересно, Алистер бы был таким же, если бы не покинул церковь? Хотя не сильно далек от подобного Серый Страж…
- Подозреваю, наш приход сильно потревожил и без того расшатанную психику бедных церберов камберледнского круга, - пожала плечами девушка. Что-что, а вот попить чаю с травами никому не будет вредно. Особенно тем, кто целыми днями подозревает в каждом встречном продавшего демону душу и полстраны в придачу.
На стене у шкафа орлесианка заметила небольшое, но зато чистое зеркало. Придирчиво осмотрев свой вид, она еще раз пришла к выводу, что выглядит действительно жутко. И что самое противное, ей еще добираться так до ближайшего приличного постоялого двора, где можно будет снять на ночь более менее чистый комфортный номер с чем-то похожим на ванную. Конечно, можно напроситься на теплый прием с ночевкой в башне, но тут как дело пойдет. В конце концов, не раз на Искателей совершали покушения.
Внимательно Лелиана слушала информацию, полученную напарницей. В голове вырисовывались вопросы. На некоторые ответы находились сразу, а вот над иными стоило поразмыслить. Ограничение лириума? Здесь много вариантов. Рыцарь-командор вполне мог связаться с контрабандистами, сливая драгоценные баночки на черный рынок за хорошие деньги. Еще выгоднее поставлять их прямо в Тевинтер… В Империи, где фактически хозяйничают маги, сей обработанный металл будет нужен всегда. Кто не захочет выкупить за полцены материал, предназначенный для снабжения храмовников необходимыми силами? Тогда как быть с лириумной зависимостью? Плюс к этому прибавляется такой факт, как невозможность контролировать магов внутри башни. Фактическое воздержание от приема лириума заставляет не только испытывать ломку, но и притупляет способности. Что могут сделать беспомощные стражи с магами если все их “кары” перестанут работать? Ничего. Полнейшая анархия в неваррском круге.
- По поводу лириума… Это очень подозрительно, - девушка пробежалась пальцами по поверхности зеркала, невидящим взглядом смотря куда-то вперед. Вся она была в глубочайшей задумчивости. – Вы ведь знаете, к чему это может привести. При не самом плохом раскладе все обойдется Правом Уничтожения. При худшем же… Я даже боюсь загадывать, что могут сделать маги, когда увидят неспособность храмовников что-либо им противопоставить. Конечно, только если мои мысли по поводу происходящего верны, - последнюю фразу Лелиана проговорила пободрее, оторвавшись от созерцания зеркала. – А к сиру Августу я предлагаю наведаться в скором времени.
Когда пришедший храмовник стал что-то мямлить о странностях в поведении парочки учеников, рыжая резко его оборвала. С учениками пусть разбирается старший чародей. Если вникать в каждые подозрительные ситуации, то из этого кабинета они как минимум еще два месяца не выберутся, разгребая завалы и пробелы в системе камберлендского круга, параллельно рассматривая дела оплотов магов других стран и городов.
- Что по поводу лириума? – услышав вопрос, мужчина удивленно моргнул. – Я знаю, что у вас введены… особые коррективы в получении… порций, - Лелиана аккуратно подбирала слова, потому как метод с запугиванием, видимо, с этими людьми плохо работал.
- Коррективы, да, - тут же зацепился за формулировку допрашиваемый. – Нам сказали, что в последнее время для рядовых поступает меньше лириума.
- Только для рядовых? А куда же девается остальной? – Искательница еле сдерживала улыбку. Похоже, сейчас будет еще одна зацепка.
Выяснив, что весь материал идет непосредственно к рыцарю-командору, рыжеволосая выпроводила человека из кабинета, удовлетворенно поворачиваясь к Присцилле. Та протянула ей платок, и Лелиана стала аккуратно снимать с волос засохшую кровь.
- Так что, продажа или употребление поставляемого самим сиром подозреваемым?

+1

6

Полчаса спустя, когда с допросами храмовников наконец-то было покончено, обе Искательницы направились к рыцарю-командору. По пути через длинные коридоры Круга Присцилла уже успела продумать вопросы для главного храмовника. Нутром женщина чуяла, что-то здесь было не так. Чутье не подвело ее. Дверь в кабинет Августа была открыта, хотя рыцарь, по словам допрошенных, проводил большую часть времени взаперти. Квиласс с легким недоумением глянула на Лелиану, а потом потянула на себя ручку массивной двери.
Внутри небольшого кабинета, где вдалеке прямо позади письменного стола горел камин, будто бы никого не оказалось. Но даже не прислушиваясь, Присцилла могла расслышать какую-то возню.
- Командор? - оглядевшись, спросила Искательница, переступая через порог.
В ответ с противоположной стороны комнаты донесся тяжелый мужской кашель. Искательница повернула голову на звук и заметила, что у резного деревянного стола на полу кто-то лежал. Сир Август! Мужчина корчился от боли, задыхаясь. Рядом c ним валялись опрокинутый стул, серебряный кубок с вином, растекшимся по камню, и окровавленный нож для фруктов, но на теле самого мужчины, одетого в робу главного храмовника, ран не было. Зато у рта проступала пена - Августа отравили, он умирал в мучениях, судороги сводили его крепкое тело.
Едва подбежав к умирающему, старшая Искательница грязно выругалась, опускаясь на колени. В ответ донесся лишь очередной приступ кашля, но на этот раз куда слабее. Присцилла взяла покрытую сединами голову Августа, но была не в силах ему чем-то помочь. Лежа на боку, рыцарь приподнял дрожащую руку, показывая на полыхающий камин. Там горели какие-то бумаги.
- Лелиана, записи! - крикнула Квиласс помощнице, не успевая отпустить рыцаря и дотянуться до стопки пергаментов.
Но было уже поздно, ту объяло яркое пламя, а через пару секунд и Август испустил дух, закатив от неизвестного яда стеклянные глаза. Светловолосая Искательница поднялась на обе ноги и постояла какое-то время, молча гляда на безжизненное тело пожилого храмовника. Единственная зацепка пропала бесследно, дневники тоже обратились в пепел.
- Член Создателя! - от сильного пинка серебряный кубок со звоном влетел в ближайшую стену, обдав ту каплями отравленного вина.
Внимание рассерженной Присциллы привлек столовый нож со следами крови на лезвии. Оглядевшись еще раз получше, женщина заметила, что вторая дверь, предназначавшаяся для прислуги, тоже была приоткрыта, как и главная, а на косяке имелся багровый отпечаток ладони. Что же произошло? Храмовник-параноик впустил прислугу, которая его собиралась отравить, а мужчина, отхлебнув вина и почуствовав неладное, схватился за нож? Прежде чем бессильно упасть, тот успел порезать обидчика, но храмовника это не спасло, равно как и его записи, которые кто-то намеревался уничтожить изначально. Но кто? Был только один способ выяснить, второй коридор за дверью для прислуги вел в кухни.
Присцилла отошла от тела Августа и распахнула вторую дверь. В слабоосвещенном коридоре на каменном полу были видны капли крови. Квиласс кивнула Лелиане и, взявшись за рукоять меча, пошла первой. Отравитель был здесь совсем недавно, может, его еще удастся поймать.

+1

7

Наконец-то выдалась кратковременная передышка от выслушивания кучи ненужной однотипной информации. Передышка – потому что сейчас еще предстояло поговорить с рыцарем-командором, а чувствовала Лелиана, что не сильно сир Август загорится желанием делиться всеми своими секретами, которые, судя по узнанному, у него очень даже имеются. Причем весьма масштабные. И эти мутные тайны вполне могли перерасти в большие проблемы для него. Девушка уже предвкушала, как они будут выводить на чистую воду чрезмерно предприимчивого храмовника. Как минимум, один грешок на его совести имелся. Стоит только потянуть за ниточку, как всплывут и остальные факты или же укажут на другого виновного. В общем, она была почти уверена в правильности выбранной области действий.
Вот только все планы разлетелись вдребезги, стоило только Искательницам переступить порог кабинета, где они должны были найти сира. Его-то, конечно, они нашли, да только не совсем в том виде, каком ожидалось. Рыцарь-командор громко кашлял, полулежа на полу. Он отчаянно хватал ртом воздух, будто задыхался. Ярко-красное пятно вытекшего из кубка вина растеклось по паркету. Отравление?
Лелиана бросилась обратно в коридор, надеясь застать хоть какого-нибудь мага, - Создатель, целая башня! – но поблизости никого не было, лишь эхо голосов слышалось где-то вдали. Бежать куда-то на другой этаж было бессмысленно. Знакомая с самыми разными ядами за всю свою карьеру барда плюс знававшая одного антиванского эльфийского убийцу-отравителя, девушка понимала, что жить мужчине оставалось меньше минуты. Умерших нельзя вылечить.
Рыжая быстрым шагом направилась обратно в комнату. Желание наплевать на разумные доводы и побежать за помощью было слишком велико. Оставалось только закрыть дверь, обыскать кабинет, обнаружить зацепки. Только не тратить драгоценное время до прихода магов и храмовников впустую.
- Лелиана, записи! – громкий крик Присциллы резанул по ушам. Искательница повернулась к камину, замечая среди пламени и поленьев сгорающие листы бумаги. Поздно, огонь поглотил все записи, превратив их не более чем в пепел.
Квиласс выругалась и пнула кубок. Только сейчас девушка заметила валяющийся окровавленный нож. Лелиана бесцеремонно сдернула со стола скатерть и аккуратно взяла его, обернув в ткань. Мало ли, может, пригодится. По крайней мере поиск по крови еще никто не отменял, а в том, что это была не кровь Августа сомнений не было. Храмовник успел пырнуть убийцу? Но зачем тогда пил вино, ведь не мог же он отравиться два часа назад? Да и кровь была свежая. Откуда ему было знать о яде в кубке? Одни вопросы на других… Где решение?
А решение тем временем нашла напарница, собираясь идти куда-то через ранее не замеченную Лелианой дверь. Ну конечно, кто еще мог принести сюда поднос с отравленным вином, кроме как прислуга! Присцилла вытащила оружие, и рыжая последовала ее примеру, выхватив из креплений свои мечи.
В воздухе витал навязчивый металлический запах крови. Искательницы двинулись вперед, туда, где должна была находиться кухня. С каждым шагом девушка замечала все больше красных пятен. Неплохо же кому-то досталось! Вот уже показался яркий свет от зажженных кухонных ламп. В большом помещении, где готовилась еда для всех магов и храмовников, было пусто. Так показалось сначала. Слева послышалось копошение и шорох. В темном углу скорчилась фигура в капюшоне. Из-за отсутствия света нельзя было разглядеть, кто это с такого расстояния. Девушка осторожно дотронулась до плеча Квиллас и указала пальцем на увиденное. Издали даже нельзя было определить, человек это или эльф, но было понятно, что кто бы это ни был, он пока не заметил пришедших.

+1

8

Кровь даже не успела застыть, следы на полу в коридоре становились все больше. Сжимая меч обеими руками, Присцилла ступала быстро и уверенно, стараясь при этом не шуметь. На стене у арки, ведущей в кухню, тоже был растекавшийся багровый отпечаток ладони. В кухне же на первый взгляд показалось безлюдно, но Лелиана приметила вдалеке фигуру в капюшоне, повернутую спиной ко входу. Присцилла, отреагировав на касание рыжеволосой девушки кивком, двинулась дальше, почти крадясь. Фигура все так же не шевилилась, расстояние в десяток метров между Искательницами и человеком в темной мантии сокращалось. Чем ближе подходила Присцилла, тем больше на полу было капель крови. Когда до цели осталась пара шагов, Квиласс резко кинулась на неизвестного сзади, одной рукой занося меч, а второй разворачивая предполагаемого отравителя за плечо.
Каково же было удивление старшей Искательницы, когда под мантией оказалась темноволосая девушка лет двадцати. В ее голубых глазах виделась отрешенная пустота, а лоб венчал символ Создателя. Усмиренная. Ее левое предплечье обильно истекало кровью от клубокой ножевой раны, но и это было еще не все. Едва Присцилла дотронулась до девушки, как послышался звон упавшего на пол столового ножа. Оба запястья усмеренной были разрезаны вдоль, та вкрыла себе вены.
- Какого... - удивилась, Присцилла, едва увидев изрезанные руки девушки, а потом стала звать на помощь, бросая меч и усаживая девушку на пол, - Эй, кто-нибудь! Помогите!
Теперь не вызывало вопросов, что это именно она отравила сира Августа. Но зачем? Усмиренные лишены собственной воли, зато легковнушимы. Кто-то очень не хотел, чтобы главного отравителя выдали, теперь понятно, зачем девчонка перерезала вены. Усмиренный не может ничего толком скрыть, поэтому единственный способ заставить его замолчать - смерть.
- Кто приказал тебе?! - спросила Присцилла, крепко сжимая изрезанные запястья девушки, которую, как всегда, нисколько не интересовало происходящее ни с ней самой, ни с кем-либо еще, - Говори, ну же!
- Мне приказано не говорить... - тяжело выдохнула усмиренная, смотря куда-то в пустоту.
- А я приказываю тебе сказать правду, какой бы она не была! Мы Искатели, - Присцилла вынула одной рукой свой медальон и подтвердила сказанное, поднеся его поближе к глазам умирающей, которой еще можно было помочь.
Темноволосая помолчала какое-то время, тяжело дыша, будто борясь с самой собой, хотя то ей было не дано. После она заговорила.
- Сир... Гастер.
- Заместитель!? - удивилась Квиласс, крепко удерживая девушку, - Зачем?
Но ответа Искательницы не услышали, усмиренная, которая просто не могла соврать, потеряла сознание. Кажется, издалека донеслись шаги нескольких храмовников, спешивших на помощь в компании мага-целителя. Но даже если и спасти усмиренную, вряд ли она скажет, зачем ей приказали отравить командора и покончить с собой, отравитель вряд ли так глуп. Пускай сир Гастер использовал такой ненадежный способ устранения, все же, он почти добился своего. Почти. Кстати, где он?

+1

9

Не стоило давать убийце возможность убежать, поэтому, пока Присцилла осторожно подходила к темной фигуре, Лелиана встала у входа, отрезав все пути отступления. Мало ли, может это маг-целитель, и он уже залечил свою рану, а сейчас просто притворяется умирающим, потому что все-таки заметил Искательниц. Такой вариант был крайне нежелателен, но и к нему стоило быть готовыми.
Когда взору рыжеволосой девушки предстала усмиренная со вскрытыми венами, с абсолютно равнодушным взглядом, отражающим лишь бездонную пустоту, она не удержалась и изумленно выдохнула:
- Дыханье Создателя, кто способен на такие зверства?! – она прекрасно понимала, что лишенные собственного мнения маги могут выполнить все приказанное им. Эти люди фактически перестают быть личностями, но ведь они все равно живы. Разве можно так цинично заставлять их выполнять грязную работу, а после вынуждать резать себе вены, дабы не осталось свидетелей? Это можно было бы назвать практичным, да только если закрыть глаза на саму цену подобных действий.
Квиласс уже вовсю выпытывала у усмиренной имя заказчика. Вдали слышался звонкий стук туфель о пол. Похоже, к ним направляется огромная компания магов и храмовников. Тем лучше, больше вероятности спасти пострадавшую. Однако нужно как-нибудь избавиться от вопросов. Бывшая магесса не должна рассказывать никому более то, что выяснили Лелиана и Присцилла.
- Ты не должна никому говорить о произошедшем. Даже храмовникам. Имя убийцы останется только между нами, - быстро проговорила сестра Соловей, косясь на вот-вот потеряющую сознание девушку. – Во благо церкви.
Сиру Гастеру не должно быть известно, что его имя всплыло. Пусть пребывает в блаженном неведении, считая, что его марионетка так и не выдала своего господина. Узнать о своем просчете ему предстоит в скором времени от самих Искательниц. Тогда-то он уже ничего не сможет сделать.
В дверном проеме показалась пара храмовников, бесцеремонно вошедших на кухню. Следом за ними переступили порог и остальные услышавшие крики. В целом гостей было примерно с десяток. Зачем, спрашивается, нужна такая толпа? Конечно же, не обошлось без Первого Чародея, который тут же стал засыпать вопросами.
- Что здесь произошло? Почему эта усмиренная вся в крови? – выпытывал он. Благо одному магу хватило ума подойти к ослабшей девушке и начать залечивать ей раны.
- Тайна следствия, мессир, - таким не свойственным ей ледяным тоном ответила Лелиана. Хотя почему не свойственным? Годы работы в Ордене сыграли свою роль, превратив некогда наивную орлессианку в циничную барышню, прячущую все свои эмоции за холодными словами и нечитаемым выражением лица. – Приведите леди в порядок. Уверена, ее жизни ничего не угрожает. Дайте ей отдохнуть, а после она может вернуться к своим обязанностям. Как свидетельницу по делу ее теперь привлечь невозможно, никаких показаний ранее девушка выдать не успела, - экс-бард намеренно подчеркнула последние слова, давая понять, что всем любопытствующим следует отстать от бедняжки, не устраивая ей допрос с пристрастием.
- Как скажете, Искательница, - на миг в глазах чародея мелькнуло недоверие. О, он знал, что все не может быть так просто. Усмиренная обязана подчиниться таким влиятельным персонам церкви. Другое дело – она просто не могла ничего сказать. Потеряв же сознание, она забудет некоторые детали, что не позволит ей составить в мыслях полную картину произошедшего и посвятить в это остальных.
- Как скажу, - кивнула Лелиана, обведя взглядом всех собравшихся. – Отнесите ее в лазарет. В кабинете рыцаря-командора вы найдете тело сира Августа. Настоятельно рекомендую вытереть пятна крови в коридоре, - она чуть поморщилась, вспомнив лужи на полу. – Других же прошу удалиться.
Когда все разбрелись по делам, оставив Искательниц в кабинете одних, рыжая захлопнула дверь и повернулась к помощнице.
- Сир Гастер, значит. Метит на пост повыше? – девушка покрутила в руках замотанный в скатерть нож, который она прихватила из кабинета. – Предлагаю навестить его, попить чаю, провести воспитательную беседу. Заодно выяснить, все ли так просто в этом деле.

0


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Игровой Архив » Иголка в стоге сена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC