ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Сюда рискуют попасть те, кто долго задерживает пост. Если Вы сюда занесены - позор Вам и стыд! Пишите быстрее пост, пока не стали посмешищем всего форума!
Имя должника - по наведению на ссылку с названием квеста.
"Деловая беседа" - Варрик
"Безумцы не пойдут в обход" - Варрик

Dragon Age: Collision

Объявление







White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Личные эпизоды » Хоуки, пирожки и путь к сердцу эльфа | Гаррет, Бэтани, Фенрис


Хоуки, пирожки и путь к сердцу эльфа | Гаррет, Бэтани, Фенрис

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Тип квеста: Личный.
Сюжет: Не каждый день Хоукам приходится влипать в неприятности. Бывают у них и выходные. И в конкретно взятый день они решают нанести визит новому знакомому, Фенрису.
Место действия: Киркволл. Бывшее поместье Данариуса.
Год события: 9.31 Века Дракона. Сразу же после событий квеста "Бесплатный сыр".
Участники: Гаррет Хоук, Бэтани Хоук, Фенрис (очерёдность такая же).
Дополнительно: Захотелось эпизод без смертоубийств и пьянок до упаду.

0

2

День начинался неплохо. По унылым стенам гамленовской халупы рассыпались солнечные лучи. Любимый дядюшка отлучился по своим делам, так что обстановка казалась просто божественной. Ну, почти. Никто не ныл над ухом, не обвинял матушку во всех несчастьях, не ворчал на Крэкса и не действовал на нервы им с Бэтани.
Сестра занималась чем-то своим. Леандра, тихо напевая, возилась у очага. Гаррет уже давно потешил любопытство, спросив, что она стряпает и теперь с умиротворённым видом предвкушал. Пирожки с яблоками были его любимым лакомством. Мужчина развалился прямо на полу, опираясь плечом о стену и согнув одну ногу в колене. Не хотелось портить тишину и покой, в кои-то веки посетившие их дом скрежетом затачиваемого топора или иной шумной деятельностью. Восхитительный запах свежей выпечки отвлекал от почёсывания развалившегося на спине Крэкса. Пёс блаженствовал, раскинув лапы и уткнувшись мордой мужчине в бедро.
Момент был слишком хорош, чтобы продлиться ещё часа три-четыре.
Леандра как раз вытряхивала румяные пирожки в большую миску, когда резко скрипнула дверь, и на пороге возник Гамлен. Дядюшкино извечное бормотание резануло по хорошему настроению, разом откромсав большой кусок.
- Упаси Создатель, Леандра! Я думал, вы подожгли дом! Откуда, демон его дери, весь этот дым? Кха-кха!
- Привет и тебе, - проворчал Гаррет, поднимаясь на ноги и переглядываясь с сестрой. Вроде, Бэтани тоже не горела желанием провести целый день в качестве благодарного слушателя. Следовало бы забрать матушку, пройтись по рынку, или вовсе выйти за город. Не то чтобы Хоуку было жалко для родственника пирожков, совсем нет. Ему было жалко уши. Свои и родных.
Матушка, спокойно отвечая на привычные выпады брата, половину печева сгрузила в небольшую корзинку, накрыла чистой тряпицей и, не успел Гаррет и рта открыть, сунула её в руки сына.
- Возьмите и прогуляйтесь. Навестите друзей, - прокомментировала она, подгоняя и Бэт.
«Вы и так устали» - добавила она взглядом.
А потом их троих (Крэкса тоже) практически вытолкали за дверь, всучив корзинку с ещё горячими пирожками. Мужчина негромко кашлянул, прочищая горло. Итого – Бэт в обычной одежде, без посоха и он в рубахе и штанах, само собой без оружия – стоят посреди Нижнего города. С недоумевающим псом. И корзинкой. Будто прямиком из Лотеринга... В Киркволле выходить на улицу, не нацепив хотя бы минимум брони и не пристегнув топор к поясу было... непривычно.
- Помнишь, дома мы брали с собой что-нибудь съестное и ходили к озеру за мельницей? – Гаррет повесил корзину на сгиб локтя, прижав к боку, чтобы не болталась при ходьбе. Сентиментальное настроение громко требовало, чтобы его почесали за ушком как того мабари. Иногда казалось, что они жили только воспоминаниями из прошлого, пусть и не всегда друг другу в этом признавались. Слишком было... поздно? - Этот зверюга был раза в два мельче. Носился за кроликами, а Карвер кидал ему всякую снедь в озеро, чтобы заодно выкупался.
Приобняв сестру за плечи, Хоук подтолкнул её к лестнице и оба побрели по улице, толком не решив, куда направляются.
Андерс был занят в лечебнице. Не то чтобы целитель жаловался, но по вине Хоуков (ну ладно, одного Хоука) он и так часто отвлекался от дел. Вчера им прозрачно намекнули о существовании планов на день грядущий. Варрик собирался отоспаться и «кое-что записать». То есть его можно было навестить только вечером, всё в том же «Висельнике».
В коротком списке знакомых, которых можно было навестить с корзинкой, пожалуй, значился ещё один счастливец. Пусть они познакомились буквально вчера, и на Бэт этот оригинал вряд ли произвёл хорошее впечатление своим бурчанием про «плохую магию». Лириумный эльф сказал обращаться, если им понадобится помощь.
И особняк, который их компания зачистила накануне, был гораздо ближе мало-мальски безопасных уголков природы, где можно устроить пикник.
Куда им ещё было податься, если не налаживать приятельские отношения? Толком и некуда.
- Как считаешь, поедание пирожков потянет на «помощь»? Давай навестим Фенриса. Он не озеро, конечно, но по-моему только притворяется засранцем.
После мирной жизни в Лотеринге Киркволл долгое время казался выгребной ямой, на которой построили склеп. Слишком уж резкий контраст – холодный камень богатых особняков и пыльные улочки со сточными канавами всего в нескольких шагах.
Вполне возможно, Фенрису это место казалось не столь ужасным. Если сравнивать. Гаррет всего год пробыл в услужении Атенриль, и то с удовольствием свернул бы прелестную головку этой эльфийке. Каково это – быть рабом всю свою жизнь и сражаться за право жить свободным, не хотелось и представлять.
Как Круг для Андерса.
Как опасность, нависшая над его младшей сестрой.
Только хуже во много раз.
Эльф заслуживал уважения хотя бы своим желанием сражаться за свободу. До своей обличительной речи о Магах, он казался толковым малым.
- Если нас прогонят взашей, я согласен на любой другой вариант времяпровождения, - уже поднимаясь по лестнице в Верхний Город, сказал Хоук, - Только представь, какие у бедняги будут глаза, когда мы сообщим ему, с кем сегодня предстоит сражаться.
Остановились они только у самой двери. Особняк казался не более обитаемым, чем вчера. Но что-то подсказывало мужчине, их новый знакомый «дома». Подняв руку, он размеренно постучал. Без латной перчатки вышло довольно вежливо.
Крэкс понюхал дверь и, подняв лапу, поскрёб облезлые доски.
Оставалось надеяться, что этот... как его? Данариус не успел вернуться за эльфом. А то как-то неудобно получится. В рубахе и без оружия бить морду тевинтерскому магистру.

+2

3

Интересная она штука, жизнь. Никогда не знаешь, что тебя ждет за следующим поворотом, кто повстречается на твоем пути и какие роли этот кто-то сыграет. Фенрис не собирался задерживаться в Киркволле надолго, в город цепей его привела работа, а после столкновения со стариком-торговцем, сведущим в тевинтерских делах, он и вовсе решил, что покинет эти места как можно быстрее. Осторожность лишней бывает редко.
Однако в этот раз ему не пришлось скрываться под покровом ночи от возможных проблем, не пришлось постыдно бежать в более спокойные места, где он сумеет затеряться, не боясь, что его схватят за плечо и отведут к хозяину. Напротив, жизнь подбрасывала ему настоящие сюрпризы, один за другим, сомнительные и не очень. В какой-то момент эльф даже действительно поверил, что все может закончиться здесь и сейчас, в один момент, в Киркволле, в одном из огромнейших особняков Верхнего Города. Карты легли так ладно, что нужно было усомниться в успехе, но Фенрису очень хотелось верить в него, ведь в кои-то веки он был так близко к своей мести, к свободе и не один на один со своими страхами. Рядом с ним были пусть нанятые, но соратники, готовые оказать весомую помощь. Но Данариус улизнул.
Это было разочарованием. Фенрис впервые за все время имел реальные шансы расквитаться с магистром, который разрушил его жизнь, его тело, его память, но у него не вышло, и теперь эльф не знал, когда ему выдастся еще один подобный удачный случай. Тем не менее, несмотря на то, что он не смог добиться желаемого, что-то в нем и его жизни ощутимо изменилось. Фенрис больше не боялся быть настигнутым, он не собирался бежать из Киркволла, снова прятаться от работорговцев, ощутив в себе вкус жизни и небывалую доселе смелость встретить жизнь лицом к лицу. Он оказался близко к достижению своей цели, впервые не скрывался, а шел навстречу, заставил врага бежать без оглядки, бросая ценные вещи, свои цацки, монеты по сундукам и тюкам, которые не успевал забрать с собой. Фенрис больше не боялся Данариуса, он нагло остался в особняке, который он занимал со своими ныне умершими приспешниками, занял его покои, решив, что если нужен ему, то магистр вернется сам и тогда эльф снова встретит их лицом к лицу. Ему надоело бегать, он хотел сразиться за себя, и это осознание придавало ему сил для того, чтобы смотреть в будущее и, чего таить, ликовать теперь.
Находиться в таком огромном здании и в своем полном распоряжении Фенрису было непривычно. У него было слишком мало вещей, слишком мало потребностей, чтобы занимать такую большую территорию. Ему бы вполне хватило маленькой комнатушки в таверне, чтобы разместиться с комфортом, но теперь эльф чувствовал себя могучим завоевателем и оставался в захваченном имении, как и подобает настоящему захватчику. Это было подтверждением его маленькой победы и мысль о том, что он лично прогнал Данариуса из его покоев, тешила его самолюбие.
В первую ночь Фенрис исследовал все имение, нашел запасы еды, вина, несколько золотых то тут, то там, одежду, оставленную впопыхах людьми Данариуса и им самим. Деньги прибрал себе, еду перетащил поближе к комнате, которую выбрал своей, там же разместил пару бутылок вина, которые тем же вечером выпил (одна, впрочем, улетела в стену). Имение нельзя было назвать уютным после того, что в нем приключилось, но это было гораздо лучше всего, что Фенрис мог себе позволить. В ту ночь он спал, как убитый.
На следующий день он немного прибрался. Раз уж он собирался жить в этом месте, то неплохо было избавиться от последствий недавних сражений, разбитой мебели, опрокинутых шкафов и прочего бардака. Не то, чтобы он так любил порядок, просто день был свободен, а заняться было нечем. Втайне он надеялся, что Хоук, как и обещал, позовет его на какое-нибудь дело, но одергивал себя – дело он мог найти и без Хоука, а тому вряд ли хочется таскать за собой незнакомого эльфа, умеющего выдирать потроха одной только своей рукой. Фенрис считал это умение полезным, но вместе с тем понимал, что другие определяют его, как «опасное». И не тешил себя иллюзиями. Просто Хоук и его компания запали Фенрису в душу, еще никто не помогал ему так и он ни разу не встречал человека, который бы интересовался им, его историей, его мотивами. А Хоук пришел к нему в дом. И говорил с ним. И даже шутил. Фенрис обещал ему поднатореть в лести и хотел бы встретиться с этими людьми еще раз, но старался не обнадеживать себя, бесконечно напоминая себе, что он – одиночка. Это его судьба и удел, быть одиночкой. Он вырвался из рабства, но это вовсе не означало, что он кому-нибудь нужен, как личность, а не как оружие. Незачем думать о чужаках. Все, что произошло было позитивной стороной, теперь следовало идти дальше к своим целям, а не оглядываться на людей и на что-то надеяться. То-то же.
Стоило Фенрису урезонить свои мысли, как в дверь постучали. Напрягшись, он сжал пальцами рукоять своего меча и открывать отправился с ним. Устроив оружие у двери, чтобы было наготове, эльф прислушался и приоткрыл её. В образовавшуюся щель он увидел сначала бородатую и улыбчивую рожу Хоука, а после просунувшийся нагло нос его собаки. Позади топталась Бэтани. Кажется, она его побаивалась. Фенриса этот вопрос не очень заботил, он уже сказал все, что думает о магах, так что для себя он этот вопрос закрыл и против этой девушки ничего не имел. Пока она не общалась с демонами и не подвергала его, эльфа, опасности.
Недоверчиво посмотрев на компанию гостей, Фенрис приоткрыл дверь шире и отпустил, наконец, свой двуручник, решив, что защищаться ему не придется. Хоук в обычной домотканой одежде выглядел более чем безобидно.
- Что? – напрямик спросил он, пытаясь угадать мотивы столь неожиданного и странного визита. – Если бы не ваши улыбки, я бы решил, что вас обокрали.

+2

4

- Всё будет в порядке, Бэт, - Гаррет обернулся через плечо, чтобы  улыбнуться сестре. Она с детства пряталась за его спину, если происходило что-то ужасное. Сначала это были соседские собаки, с которыми Хоуки не успели подружиться. Позже – проходящие мимо мрачные и безликие за забралами шлемов храмовники. Первый встреченный генлок (или гарлок, Гаррет не очень различал этих страховидл) вызвал ту же реакцию. Далее список продолжали всякие жуткие расчленённые тела, подвешенный за ногу труп собаки, неожиданно нападающие разбойники... А теперь – эльф? Симпатичный, как ни крути, эльф с зелёными глазами, жилистым телом и... огромным двуручником. Ладно, двуручник портил картину. Не все были такими же психами, как Гаррет Хоук. Да, он понимал, что мало кого магнитом тянуло к странным и опасным личностям, связываться с которыми себе дороже. Да, ему нравилось проводить время за разговорами и выпивкой в компании ловкой смуглой пиратки, отступника, одержимого духом Справедливости и безбородого гнома, который знал и мог столько, сколько Наместнику и не снилось. Теперь к честной компании присоединился хмурый, ненавидящий магию эльф. Последнее обстоятельство, впрочем, не помешало ему принять помощь магессы в сражении с демонами Тени. Гаррет понимал сестру, которую компания Фенриса не особенно вдохновляла. Фенриса он тоже понимал. Особенно после их разговора тет-а-тет.  Но ведь надо с чего-то начинать, верно? Согласился помогать по мере необходимости, попробуй увидеть, что эта милая девушка бывает просто милой девушкой. Девяносто процентов своей жизни. И только десять из них испепеляет кого-нибудь дотла или замораживает насмерть.
...И всё же маневр сестры вызывал у мужчины лишь улыбку:
- Уверен, Фенрис не станет убивать нас прямо на пороге. Сначала пустит в дом и отберёт пирожки, - шепнул он, но отвлёкся на скрип.
Итак, отлично. Эльф был дома.
Дверь приоткрылась едва-едва, чтобы явить миру один настороженный зелёный глаз. Хоук нисколько не сомневался, что к глазу прилагалось всё остальное, включая огромный остро заточенный меч и готовность убивать. Он скептически приподнял бровь, дескать: вот они мы, магистра твоего в корзинке не прячем. А Крэкс многозначительно сунул нос в открывшееся пространство.
Пара мгновений и дверь снова скрипнула, отворяясь уже по-человечески. Хозяин поместья стоял на пороге – всё ещё настороженный и недоверчиво косился на непривычные наряды гостей. Ну ладно, Гаррет бы сам удивился, заявись к нему Андерс без посоха, или Варрик, без верной Бьянки за плечом. Авелин в платье он даже представить себе не мог. Хотя честно пытался.
- Что? – хриплый вопрос совершенно не походил на «Добро пожаловать». – Если бы не ваши улыбки, я бы решил, что вас обокрали.
- У нас красть нечего, Фенрис, - басовито хохотнув, отозвался Хоук. – Даже на порог не пустишь? У нас, между прочим, к тебе очень важное дело.
Под своды мрачного особняка, где совсем недавно порхали демоны, воняло сажей и кровью, они вошли после разрешения. Пустой, расчищенный от крупного хлама холл безмолвствовал. Визитёров немедленно окружили тишина и ощущение заброшенности. Едва заметное – угрозы. Это место хранило воспоминания о многом, но для Гаррета самыми свежими в памяти были картины горящего камина, бутылей вина и сидящего на скамье эльфа, который рассказывал о своём прошлом.
Теперь Фенрис стоял в паре шагов от них, недоумевал и ждал объяснений. Брат с сестрой переглянулись, мабари же зевнул и потрусил к лестнице на второй этаж, каким-то своим собачьим чутьём рассудив, что его хозяина выгнать – дело обречённое на провал и пиршество состоится в единственной обжитой комнате.
- Нас выгнали из дому, - Гаррет был серьёзен как никогда. – И я решил, что у тебя тут полно свободных комнат. Может, сдашь нам парочку?

+2


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Личные эпизоды » Хоуки, пирожки и путь к сердцу эльфа | Гаррет, Бэтани, Фенрис


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC