ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Сюда рискуют попасть те, кто долго задерживает пост. Если Вы сюда занесены - позор Вам и стыд! Пишите быстрее пост, пока не стали посмешищем всего форума!
Имя должника - по наведению на ссылку с названием квеста.
"Деловая беседа" - Варрик
"Безумцы не пойдут в обход" - Варрик

Dragon Age: Collision

Объявление







White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Личные эпизоды » Epistula non erubescit! | Письмо не краснеет!


Epistula non erubescit! | Письмо не краснеет!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Epistula non erubescit! | Письмо не краснеет!
http://s9.uploads.ru/t/vK5Id.png

Тип квеста:
Личный
Сюжет:
Прекрасный летний вечер, небо приятного голубовато-серенево-оранжевого цвета, солнце пускает последние лучи на вершины гор. Сгущаются тёплые сумерки. В город недавно прибыл один из представителей ордена Серых Стражей – Ануриэль Арринор. Естественно, ему надо бы где-то разместиться и первым делом, он направляется в небезызвестный “Висельник”, хотя ему очень льстила мысль, для начала наведаться в “Цветущую Розу”, но…Посидев за столиком у камина висельника, эльф сделал вывод, что всё не так плохо и тут очень даже уютно, пока его взгляд и уши не привлёк вид и голос до боли знакомой женщины. Неужели это она или ему просто кажется? Нет, точно! Это же Эйлинед Мэрдок! Подруга детства! Почти как сестра! Что она тут делает?! Не может быть!
Прошло почти 19 лет с тех пор, как он в последний раз её видел. Она так изменилась! Теперь она точно была выше эльфа и в ней явно выделялись человеческие корни!
Ануриэль не из тех, кто будет без пристрастия смотреть на женщин, тем более, на ту, что попадала в детстве в передряги вместе с ним, и естественным шагом было – пойти и поговорить…
Место действия:
Вольная Марка, Киркволл, таверна “Висельник”
Год события:
9.33
Участники:
Kheren, Anuriel Arrinor

Отредактировано Eiluned «Kheren» Merdok (2014-03-03 19:00:00)

0

2

Вечер спускался на Киркволл, накрывая этот странноватый и полный внутренних противоречий город покрывалом, сотканным из множества лучиков алого, оранжевого, розового, голубого и прочих цветов. Бывший город рабов казалось бы преобразился до неузнаваемости, став куда более приветливым и приятным для глаза, хотя все это было относительным. Ануриэлю, что ехал сейчас верхом на своей любимой галле Нирен по пыльным и грязным дорогам Нижнего города и пребывал в на удивление хорошем расположении духа, все казалась куда более приятным, нежели обычно. Он даже не обращал ни капли внимания, ни на вышеупомянутую грязь, что прилипала к копытцам его подруги, ни на пыль, что приглушала белизну ее шерстки и даже заинтересованные взгляды людей эльфа не беспокоили, хотя удивленных и чересчур заинтересованных взглядов было более чем достаточно, да и повод пялиться на него был. Верно, не каждый день по улицам Нижнего города рассекает представитель остроухого народа, разодетый не хуже какого-нибудь рыцаря, да еще и верхом на крупном, белом, как пролитое из крынки молоко, олене.
Где-то слева проскочила свора извазюканых  по уши в уличной грязи детишек. По домам малышня разбегаться явно не торопилась. Ну конечно! Какой домой, если в самом разгаре игра «Догони мелкого эльфеныша!». Сам же мелкий эльфеныш, ставший жертвой уличных мальчишек просто летел в сторону родного эльфинажа, где его бы в обиду не дали взрослые сородичи. Им, в отличие от людей, было не наплевать на жестокие игры детенышей. Возможно, Аррионор, будь он в своем обыденном и куда более мрачном настроении, завидев такую картину, предался бы мучительным рассуждениям на тему «Как же похожи дети на своих родителей», но вместо этого он лишь горько усмехнулся, провожая свору малявок холодным взглядом не менее холодных синих глаз, затем нежно погладил по изящной шее Нирен и они двинулись дальше, к пункту своего назначения, к «Висельнику», что славился как одно из лучших заведений Нижнего города, а может даже и всего Киркволла…
Впрочем, «Цветущая роза» тоже была ничего, а может даже и лучше, ибо нет лучшего сочетания, нежели сладкое вино и развратный секс. Подобные места казались Ануриэлю куда более привлекательными и удобными, нежели простые таверны. Там было и вино и продажные женщины, даже далеко идти не требовалось или за тем или за другим. Они имели свойство появляться в стенах «Розы» вместе. Однако сегодня своим предпочтениям Серый Страж решил изменить, так как денег у него оставалось не так уж и много, да и желания развлекать себя подобным образом резко испарилось. Может тут были какие-то происки Судьбы, может богов, коих в умишках обитателей Тедаса хватало, может еще какая-нибудь подобная хрень, но как показали последующие события, выбор Арринора  оказался верным.
Остановившись у здания полулегендарной таверны, украшенной замечательнейшим произведением  народного творчества – болтающимся  вверх ногами деревянным висельником, эльф соскочил со спины своей галлы и, погладив ее теплой ладонью по носу, ласково шепнул:
- Не скучай тут без меня, любовь моя. Обещаюсь скоро вернуться и угостить тебя чем-нибудь вкусненьким и заодно освободить от этой сбруи.
После этого остроухий глянул в небо, высматривая своего второго питомца и пернатого спутника. Забияка, описал круг, а затем, как по команде, стал спиралью опускаться вниз. Лишь когда птица устроилась у него руке, Ануриэль толкнул дверь и вошел внутрь. Посетителей здесь хватало – вечер же, но Аррионора, не очень-то любившего большие скопления людей, этот факт не смутил. Он упрямо направился в сторону стойки, расталкивая плечами тех, кто попадался ему на пути.
Вот взгляд его уцепил мужчину, что стоял за стойкой и о чем-то беседовал с некой премилой особой. На губах эльфа появилась вполне добродушная, хотя и несколько натянутая улыбка, ведь этот тип был вполне достоин и улыбки и вежливого обращения. Торговцы, шлюхи и трактирщики, по мнению Ануриэля, были самыми приятными людьми, ибо отличались искренностью и любезностью, хотя вся их искренность и любезность была направлена не в адрес их клиентов, а в сторону их денег.
Только вот не успел остроухий дойти до своей цели. Уловив самым краем глаза до боли знакомый силуэт, он резко затормозил и, нахмурившись, повернул голову, разглядывая объект, что привлек его внимание. Этим объектом оказалась девушка весьма приятной наружности. Хоть и была она несколько выше самого Ануриэля и куда больше походила на очередного человека, эльфу эта девица вдруг напомнила старинную подругу…  Он уверенно шагнул к ней и остановившись всего в нескольких шагах, чуть склонил голову набок, от чего золотистые волосы рассыпались по плечам, и уставился на возможный призрак своего прошлого.
Ну и что говорить? – сам себя спросил эльф, - Здрасте, а вы не помните, не я ли вас чуть не угробил почти два десятка лет назад в лесу?
- Эйлинед? – чуть дрогнувшим от волнения голосом, спросил Ануриэль, глядя прямо в глаза напротив, а Забияка между тем нервно заелозил на руке своего хозяина, как бы напоминая тому, что он желает откушать и подобные промедления его не устраивают.

Отредактировано Anuriel Arrinor (2014-03-02 18:51:40)

+1

3

День выдался относительно спокойным и беззаботным, над Киркволлом начали сгущаться сумерки, а последние лучи солнца едва касались вершины домов города. Кэрэн давно сидела в своей комнате, разделывая очередную кроличью тушу.
Эта последняя... Думалось ей, откладывая готовое кроличье мясо в горстку другого животного мяса на подносе. Все внутренности, естественно, она выбросит на помойку, на крайний случай, отдаст первому же попрошайке или лекарю, шкурки продаст на рынке, а вот мясо - послужит её очередной оплатой комнаты в Висельнике. Два с половиной года жизни в этом городе могут испортить кого угодно, даже день в Киркволле было сложно продержатся, если ты являлся неумелым пройдохой. Но эта девушка не была таковой. В последние годы Кэрэн стала пользоваться спросом у стражи, как умелый кузнец, клинки её работы разлетались только в лёт, в особенности среди городской стражи, которая не гнушалась подавать ежемесячные заказы на одноручные мечи. Иногда, даже круг магов позволял себе небольшие заказы на 3-4 сильверитовых посоха. Впрочем, посох посоху рознь. Иногда заказы были столь причудливы, что приходилось вместо обычного магического посоха создавать обоюдострую алебарду. Про причуды знатных людей Верхнего города можно было и не говорить. Меч с гравировкой геральдики их рода, топор и рукоять из чешуи виверна. Один заказ был во-истину удивителен. Двуручная секира с наконечником из рога кунари. Над этим заказом пришлось потрудиться. Нет, ковать очень просто, непросто было найти этот самый рог. Кэрэн не осмелилась убить кунари, но вот покопавшись на чёрном рынке среди диковинных товаров, она таки нашла то, что было ей необходимо и просто за астрономическую цену. Заказчик был очень рад, но чего ей стоило отбить этот рог среди других покупателей...
Кэрэн поднялась со стула и подошла к небольшому тазу с водой. Все её руки были в крови, как и охотничья одежда, которую девушка так и не сняла после возвращения с охоты сегодня днём. Освежевать животных - дело не слишком сложное, но достаточно кровавое и не для слабонервных. Она могла бы с лёгкостью разделать их на кухне внизу, но к чему ей лишняя пара глаз кухарки, которая бы при малейшем виде крови - упала бы в обморок? Нет, спасибо, хватает и того, что за ней наблюдают пристально храмовники. Ну что сказать. Не нравится им, что какая-то девка табунами выносит из леса животных! Да ещё и идёт по улице вся в кровавых пятнах. Орден настолько обезумел, что если ты даже случайно поранишься вовремя заточки оружия и изгваздаздаешься кровью, то ты определённо Маг Крови. И не важно, что у тебя отродясь не было магических сил. Смешно, да и только. Как-то раз Кэрэн пришлось даже рьяно доказывать храмовнику, что она была на охоте и что кровь на её одежде - это кровь животных, которых она убила и теперь тащит в Висельник, в качестве ужина и оплаты за комнату. Не поверили до тех пор, пока эти идиоты не пришли вместе с девушкой в таверну, а там под радостные крики хозяина "Моя любимая девочка! Ты вернулась! И принесла еды! Дорогие гости, сегодня у нас праздник!" наконец-то отвязались от полу-эльфийки! Храмовники долго не могли понять в чём же был подвох. А его-то как раз и не было!
Кэрэн сняла с себя всю одежду, обнажая своё прекрасное тело. Позади полу-эльфийки, у самой стены, стояло небольшое зеркало, в котором отражалась её спина с красовавшимся на ней диагональным шрамом. Ничто не забыто и это служило напоминанием о коварстве и безумстве Ордена Храмовником, об их страхе перед неизведанным и об их недальновидности, неосведомлённости...Их ошибка зачастую служит горем и отчаянием для таких непонятых существ, как она сама. Слишком долго церковь позволяет себе закрывать глаза на истину, слепо преследую по их мнению единственно правильной цели...Только вот какой?! Убивать всякую непонятую ими жизнь, которую дал нам Создатель? Зачем? Ведь, если они верят в то, что после смерти наши души вознесутся к нему в его чертоги бесконечности, то кто знает, не заплатит ли сама церковь за свои злодеяния, совершённые против таких же живых душ, как они сами?! Увы, чтобы это понять или узреть, придётся распрощаться с жизнью.
Кэрэн поливала себя водой, стирая со своего тела, небольшие участки кожи, покрытые лёгкой коркой застывшей звериной крови. Она так и не удосужилась найти и приобрести нечто вроде мочалки. Дурацкая эльфийская привычка. Ведь в действительности, в лесу, эльфы частенько использовали крупные листья деревьев, чтобы оттирать грязь со своей манящей поверхности кожи. Девушка умыла лицо, стараясь не затрагивать водой волосы. Ей безумно не нравилось убирать волосы в какую-либо причёску. Точнее сказать, она этого даже не умела. Единственное, на что Кэрэн была способна - это корявая коса и конский хвост. В остальном - полный лузер. Но её это нисколько не стесняло, напротив, это было своего рода миловидным шармом и завлекаловкой для других умельцев. Её волосы всегда отличались здоровым блеском и шёлковой мягкостью, поэтому в Цветущей Розе, очередная пассия на вечер, всегда была рада сделать своей клиентке очаровательную стильную причёску. Что говорить, для них, даже дотронуться до дивных волос Кэрэн - было счастьем и лучшей наградой за свою работу.
Закончив водные процедуры, Кэрэн поспешила вытереть всю себя куском ткани, которое сложно было назвать полотенцем. Её друг, Остихарос, давно говорил ей о том, что пора бы подумать о покупке своего дома в Верхнем Городе, но Кэрэн настолько не любила аристократию и зоркие, оценивающие и любопытные взоры, что данная мысль казалось ей всегда сомнительной и непривлекательной. Ей привычнее было довольствоваться небольшими каморками или комнатами. И если она захочет собственный дом, то непременно построить его в лесу в кроне деревьев. Лучше быть единой с природой, чем с этим затхлым запахом городского отчаяния и невзрачного бытия. Девушка прошла к тумбочке и вытащила оттуда потёртые штаны из коричневой кожи и большую льняную рубаху белого цвета. Это были самые обычные её вещи, другого ничего не было. Броня не в счёт - её девушка надевала только в том случае, если ей надо было идти на задание или разобраться с этими кунари, которые порой переходили все границы наглости и тщедушности. Надев на себя рубаху со штанами, Кэрэн нашла тёмно-коричневые сапоги по щиколотку, которые ей подарили на прощание знакомые из Антивы. Не будет лишним сказать, что это были небезызвестные Антиванские вороны. Можно только гадать, чем им так угодила девушка, что ей преподнесли такой роскошный подарок. Расчесав свои волосы, Кэрэн мимолётно взглянула на себя в зеркало. За исключением трусов, она ненавидела нижнее бельё, и на её взгляд, нет ничего постыдного в том, что из-под рубахи торчала высокая и упругая грудь. В конце концов, в Висельнике на такой наряд никто не жаловался. Люди вообще были странным народом. Они никогда не будут жаловаться на привлекательную женщину, которая без зазрения совести прогуляется перед ними без верхней части нижнего белья. Забрав со стола огромную тарелку с мясом, Кэрэн открыла дверь своей комнаты, моментально скрывшись с ношей в коридоре.
Хозяин таверны увидел её издалека, радостно приветствуя её восторженным голосом.
- Кэрэн! Дорогая, ты нас балуешь! Столько дичи! Мммм! Какое прекрасное и свежее мясо! ЭЙ! Мэгги! Живей сюда! Погляди на это чудо! Животы наших клиентов будут забиты до отказа! Сейчас же принимайтесь за готовку, моя дорогая, Мэгги! Гости ждут! ЭЙ! ВЫ!Вечноголодные существа Создателя! СЕГОДНЯ У НАС БУДЕТ ПРЕКРАСНЫЙ ВЕЧЕР! ДВА МЯСНЫХ БЛЮДА ПО ЦЕНЕ ОДНОГО!
Мужчины и женщины, что в это время уже заняли почти все столы, разразились бурными и одобряющими криками и овациями. Да, такое случалось каждые выходные, когда Кэрэн приносила свежую дичь. Спрос на мясо всегда был высоким, и кому, как не ей об этом знать?! Что может утолить голод уставшего путника или воина, работника или голодного человека?! Правильно, мясо!
- Я рада, что вас это устраивает в качестве оплаты...Но тут, гораздо меньше, чем я должна была принести...
Кэрэн не успела даже договорить, как её прервал всё тот же мужчина.
- Не беспокойся, голубушка, ты на прошлой неделе принесла гораааааздо больше, чем нужно! Так что твоя оплата за комнату считается произведённой, развлекайся!
И он удалился, о чём-то весело беседуя с барменом.
Не успела Кэрэн сделать и пару шагов, как услышала за спиной очень знакомый голос и обращение, которого она уже очень давно не слышала. Её буквально пронзило током. Ей показалось, что её раскрыли!
- Эйлинед?
Она тотчас же развернулась на голос. О СОЗДАТЕЛЬ! Неужели это сон или перед ней стоит никто иной, как Ануриэль! Но! Что он здесь делает? Они не виделись почти 19 лет! И последняя их встреча была не такой уж увеселительной! Он чуть не угробил её в той пещере! Ну кто его тогда просил нажимать рукоять? Повезло, что они вообще выбрались! Ууууух! Противный мальчишка!
Кэрэн была парализована. Она будто бы отключилась от всего мира. Только и слышно было, как Талия начала причитать.
-ЭЙ! КЭРЭН! Возьми себя в руки! Никто не слышал! Здесь очень шумно, да и он постарался говорить как можно более тихо, никто не разобрал бы, что он там пролепетал! Возьми себя в руки! Создатель Всевышний, ЭЙЛИНЕД МЭРДОК!
Кэрэн вмиг пришла в себя, уставясь своими горящими янтарём глазами на эльфа перед собой. Почти на автомате, она схватила его за руку и потащила к единственно свободному столику у камина. Как только они сели, она ещё раз внимательно осмотрелась вокруг. Всё спокойно, все занимаются своими делами. Кто-то пригласил музыкантов и они начали играть расслабляющую музыку, приятно ласкающей слух.
А он был красив...Нет, не музыкант! И даже не хозяин таверны, с его-то пивным животом уж точно! Нет...Она подумала о красоте Ануриэля Арринора. Золотые волосы, приятные черты лица. Он сильно возмужал и повзрослел. Только в росте не особо прибавил. Она была выше его почти на две головы. А ведь когда-то, они были одного роста, и он был чуть выше неё! Эх..Приятно воспоминания из детства!
- Кэрэн...Прошу, называй меня Кэрэн и, умоляю, не спрашивай почему!
Едва слышно пролепетала Кэрэн и когда мимо проходил какой-то очередной поклонник полу-эльфийки, девушка чуть ли не с восторгом продолжила.
- Ануриэль, сколько лет, сколько зим! Рада, что ты жив и здоров. А с годами ты стал только краше! Ох, какая красивая птица! Как его зовут?
-Кэрэн...Что с тобой происходит?! Будто бы ты снова стала той маленькой девочкой из леса. Куда делись твои годы?
Талия была в своём репертуаре. Как только они объединились, Дух узнала о своей носительницы столько фактов и такую душещипательную историю, что нередко находила в ней аспекты, которые казались ей забавными. Так и сейчас. Сравнивая какой была девушка в детстве, а какой стала сейчас, Талия сделала вывод, что рядом со своим другом детства, Эйла не сможет вести притворства. Но что ж, пока они рядом, Талия и Кэрэн, ничего плохого не произойдёт. Дух об этом, позаботится.

Отредактировано Eiluned «Kheren» Merdok (2014-03-04 00:15:12)

+1

4

Сколько времени прошло с того момента как он произнес это заветное имя? Ануриэль не знал, ну как, вообще-то знал, но не верил, что всего лишь доля мгновения может тянуться так мучительно долго. Всего за долю мгновения эльф успел смутиться, слегка покраснеть, а потом опять побледнеть, передумать целую кучу всего, решить, что он обознался и тут же это отвергнуть и еще куча, куча всего случилось с ним за этот мимолетный отрезок времени. Мысли вихрями проносились в златовласой голове, сплетались в причудливые узоры догадок, предположений и разочарований. Они смешивались с завихрениями всевозможных безумно ярких эмоций, а затем резко обрывались, обращались пеплом и прахом и ускользали как песок сквозь пальцы, тем самым освобождая место новым мыслям и чувствам, что уже волнами нахлестывали одна за другой на душу Арринора. В этот ничтожно-краткий миг остроухий чувствовал себя жалким и ничтожно-слабым созданием, что угодило в гремящую бурю собственных эмоций, почти утонуло в разбушевавшемся океане собственных страстей.
Да, пожалуй, Ануриэлю подобное было свойственно. Как бы он не старался держать себя в узде, это всегда оказывалось бессмысленным. Душа, ее местами безумные порывы, практически всегда пересиливали разум эльфа, не оставляя тому и шанса полностью контролировать ситуацию. Конечно, не всякое событие могло привести Арринора в подобное состояние «эмоционального взрыва», но сейчас повод «взорваться» (в хорошем понимании этого слова, ведь эмоции были скорее положительными, нежели какими-то иными) действительно был. Взволнованное сердце колошматило об ребра с такой силой, что казалось, будто бы оно вот-вот сломает остроухому их. Глубоко в груди даже уже засаднило, а дыхание застыло в легких. По обыкновению своему холодные синие глаза боевого мага, теперь засветились каким-то потаенным светом. Разумеется, не в буквальном смысле, а в переносном скорее. Просто обыденно ледяной и бездушный взгляд Ануриэля вдруг стал каким-то теплым и живым.
Что же, неудивительно, ибо глаза есть зеркало души, а душа долийца, скованная панцирем из льда и мрака горестей, обид и злости, внезапно освободилась от своего доспеха, выпуская тем самым наружу куда более светлую часть существа Арринора. Да, а для этого всего лишь было достаточно произнести знакомое имя и поверить тоненькому голоску слабой надежды, которая, кстати, оправдалась. Да! Это была она! ОНА! ДЕСТВИТЕЛЬНО ОНА! Ануриэль резко выдохнул и просиял. Он был готов просто разразиться сотней, нет целой тысячей вопросов, что крутились у него на языке!
Вот уж взаправду, дар судьбы, Создателя, иных богов или еще кого-то! Он ведь почти позабыл маленькую девочку-долийку, с которой отрывался, как только мог, которую так старательно втягивал вместе с собой в такие неприятности, что и некоторым взрослым не снились! О! Но теперь Ануриэль все вспомнил, абсолютно все. Особенно их последнее совместное приключение! Вот же потеха была! Ну, не совсем, конечно, потеха, ведь он мог угробить Эйлинед в той самой пещере своим непомерным любопытством и своими шаловливыми ручонками, но ведь все закончилось хорошо же? Конечно! А это самое главное, вот. И подумаешь, что их тогда отчитывали Хранители ихних кланов… это пустяки! Мелочи!
Да, восторгу Арринора не было предела, правда, вот одно его очень сильно смутило. Подруга почему-то  просила, звать ее другим именем и это было… как-то странно, что ли? Впрочем, времени разобраться что к чему будет еще предостаточно, да и Ануриэлю почему-то сразу в голову пришло то, что такие странности в поведении подруги были как-то связаны иль с местными бандитами иль с храмовниками (в принципе других проблем и быть не могло, ибо только эти кадры имели свойство их доставлять приличным людям и нелюдям), что в сущности своей едва ли отличались от первых. По мнению остроухого Стража, храмовники в принципе не сильно отличались от обычных бандитов. Они были примерно такими же сволочными скотинами, как и уличная быдлота. Разница заключалась лишь в сверкающих доспехах, тонне пафоса, залитого еще парой тонн пафоса и власти, которая пока явно пересиливала в Киркволле власть уличных шаек, но да не будем об этом. Сейчас даже думать о чем-то подобном было сравнимо со святотатством, и потому-то Ануриэль и не думал про это. Мысли его были полностью прикованы к подруге.
Арринор даже и не помнил, как оказался за столом у камина. Этот момент будто бы выскользнул из его памяти, но оно не важно. Взгляд эльфа скользил по образу Эйлинед или Кэрэн, как она просила его называть ее. Она сильно изменилась с тех лет. Будь бы у златогривого Стража чуть хуже с памятью или же будь он чуть хуже знаком с ней, то мог бы и вовсе не узнать, однако к счастью это было не так. Он без труда угадывал в ее личике до боли и ужаса знакомые черты. Он узнал ее глаза, ее особенные янтарные глаза, да и не только, но… Старинная подруга все же очень сильно изменилась. Сейчас Кэрэн куда более походила на человека, нежели на эльфийку, но его это вовсе не злило и даже не взывало каких-то негативных эмоций. Былая привязанность была куда сильнее расизма, привитого с ранних лет. Кстати говоря про изменения, Кэрэн из очаровательной девочки превратилась в весьма и весьма хорошенькую девушку с приятными, вполне женственными формами, что не могло укрыться от пристального взгляда Арринора. У него даже сердце ёкнуло, когда синие глаза остановились на ее груди. Кто-то явно не любил определенные части нижнего белья, но это был скорее плюс, чем минус. Ухмыльнувшись, эльф поднял взгляд и теперь смотрел прямо в глаза напротив.
- Я тоже рад видеть тебя живой и здоровой..., Кэрэн, - мягко и даже ласково произнес Ануриэль, прислушиваясь к музыке, которая сейчас была весьма кстати. Она создавала атмосферу весьма… способствующую дружеской беседе, да и успокаивала долийца, позволяя легкому возбуждению смениться куда более трепетными чувствами. Комплимент заставил остроухого почувствовать себя чуточку неловко, но он тут же взял себя в руки, - То же могу сказать и про тебя. Ты весьма сильно переменилась с нашей последней встречи и, пожалуй, только в лучшую сторону. Боюсь представить, сколько мужских сердец покорили твои очи, - Арринор улыбнулся и улыбнулся не так, как улыбался в последние годы. Он улыбался искренне и совершенно беззлобно. И не только очи...
Между тем Забияка продолжать елозить, настойчиво напоминая о себе, а когда про него упомянули в разговоре, сокол щелкнул клювом и распушил перья, стараясь произвести еще большее впечатление на девушку.
- Здесь я по делам своего ордена, а что же делаешь здесь ты? – ответил вопросом на вопрос маг, поглаживая пальцем своего пернатого друга, - Его, - Ануриэль кивнул на птицу, - Его зовут Забияка и поверь, он полностью оправдывает свое имя и потому, наверное, стоит его накормить, пока он кого-нибудь из нас не слопал. Впрочем я и сам бы мог сейчас слопать добрую половину «Висельника»! – звонко рассмеялся златовласый, - И потому перед допросом я с твоего позволения все же откушаю, а заодно накормлю этого бандита… Ах, да я же еще и Нирен морковку забашлял…

Отредактировано Anuriel Arrinor (2014-03-04 00:41:29)

0


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Личные эпизоды » Epistula non erubescit! | Письмо не краснеет!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC