ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Сюда рискуют попасть те, кто долго задерживает пост. Если Вы сюда занесены - позор Вам и стыд! Пишите быстрее пост, пока не стали посмешищем всего форума!
Имя должника - по наведению на ссылку с названием квеста.
"Деловая беседа" - Варрик
"Безумцы не пойдут в обход" - Варрик

Dragon Age: Collision

Объявление







White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Личные эпизоды » Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохое вино!


Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохое вино!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохое вино!

http://s8.uploads.ru/t/roU2C.jpg

Тип квеста:
Личный.
Сюжет:
Двое Серых Стражей пребывают в Антиву, а если быть точнее, то в местный Круг магов с неким срочным делом аж к самому первому чародею. Ну как дело… у старшего из двух Стражей действительно поручение имеется, а вот другой просто по дороге попался еще в Вольной Марке, вот и пришлось ему сопровождать товарища по ордену, дабы не приключилось чего. Разумеется, никто не пригласил сопровождающего, которым к слову являлся никто иной как Ануриэль Арринор, к беседе. Его попросту спихнули на поруки Верилии, попросив ту показать гостю его покои, но остроухий время попусту  терять не намерен. Не зря же он почти через две страны тащил целый запас лучшего во всем Тедасе вина? Пожалуй, пора бы вставить рок в этой дыре его распить в компании очаровательной эльфийки.
Место действия:
Антива. Круг Магов.
Год события:
9.33 Дракона.
Участники:
Anuriel Arrinor; Veriliya.

Отредактировано Anuriel Arrinor (2014-03-28 12:00:49)

0

2

Антива – волшебная страна чудесных пейзажей, от вида которых сердце щемит в груди, не менее чудесных продажных женщин, чью ослепительную красоту прославляют барды со всех уголков Тедаса, и легендарных убийц. Впрочем, ни одной из трех вышеперечисленных достопримечательностей Ануриэль насладиться в полной мере к своему величайшему разочарованию (а в случае Воронов к счастью) толком не успел, хотя в принципе и не должен был. Ему сейчас полагалось вообще быть на полпути в Орлей, но угораздило же в Марке напороться на еще одного Серого Стража. Так ведь и пришлось ехать с ним в Антиву с каким-то невообразимо важным посланием чуть ли не с другого конца Тедаса.
В целом сие путешествие казалось Арринору весьма хорошей идеей, ибо никогда еще ему не доводилось бывать в этих прекрасных землях. Так уж получилось, что дичайшее и безудержное любопытство вспыхнуло в душе эльфа при разговоре с собратом по ордену. Недолго думая Ануриэль согласился, лелея мысли о жемчужине восточного побережья, но на деле все оказалось куда прозаичнее.
Налюбоваться всем разнообразием антиванской природы  отчасти удалось  по дороге к пункту назначения – обители местного Круга магов. Ему даже подвернулся момент купить парочку бутылочек вина из местных погребов в дополнение к и без того немалой коллекции, что остроухий накупил в Вольной Марке и намеревался распивать долгими и унылыми вечерами в осточертевшем замке на границе Орлея и Ферелдена, куда он собственно и должен был вернуться. Но вот ознакомиться с талантами тутошних куртизанок так и не удалось. Денег оно стоило попросту баснословных, да и уже не очень-то и хотелось.
Может быть, это башня Круга действовала так на Ануриэля, а может и та же самая природа Антивы, но душу эльфа не выпускало из своих теплых объятий некое лирическое настроение. Он был не прочь провести время, рисуя что-нибудь не слишком умудренное на листах своего дневника иль устроившись у окна тихо помурлыкать баллады о славных деяниях прошлых лет. Он бы пел о подвигах, о героях и прекрасных городах, о чудесах и, разумеется, об эльфийских магах-воинах верхом на серебряных галлах, но сейчас эльф молчал.
Молчал просто потому, что это было бы немного странно и возможно неприлично. Как-никак они – Ануриэль и его провожатая - шагали по мрачноватым (во всяком случаи таковыми они казались эльфу) коридорам и ярусам башни Круга. Да еще неизвестно как бы к такому поведению отнеслись тутошние храмовники. Конечно, в теории Арринор мог, прикрываясь авторитетом Серых Стражей, хоть сплясать перед ними без порток и остаться безнаказанным, но проверять эту теорию ему не очень-то хотелось:
- Наверное, непросто жить бок о бок с такими соседями? -  не с того не с сего спросил Ануриэль у своей спутницы, достаточно мягко и тихо, чтобы никто кроме нее не услышал сих слов. Самому ему было здесь слегка не по себе. Тяжесть веков и молчаливое величие башни ощутимо давили на плечи и заставляли чувствовать себя лишь ничтожным пленником чего-то большего и невероятно могущественного.
- Впрочем, оно наверное лучше чем в эльфинаже, - все также тихо бросил остроухий, но вдруг осекся, глянув на девушку-эльфийку. Хоть и на долийку она не была похожа, но Ануриэль вдруг почувствовал себя как-то неловко и потому, тряхнув головой, виновато улыбнулся и, отведя глаза в сторону, тихонечко запел слова старинной песни. Теперь внимание храмовников его волновало куда меньше:

Мы утратили всё - нам осталась лишь честь,
Да слава бесполезных боёв,
Да пышных сказаний мишурная лесть,
Да хвалебных песен пустое враньё...

Айре и Саруман."Ты славить его не проси меня".

Отредактировано Anuriel Arrinor (2014-03-28 13:05:42)

+1

3

В чем никогда нельзя было обвинить Круг, так это в том, что там скучно. Находились личности, которые таки умудрялись «киснуть» даже здесь. К таковым Верилия очень быстро решила не подходить. Такие напоминали растения-вонючки: со стороны весьма приятные, даже милые, но стоит тебе подойти или, не приведи Андрасте, притронуться – начнут «благоухать» как сотни дохлых кроликов, которые полежали в земле пару месяцев, затем их вывернуло наизнанку, а в довершение несчастные недо-мертвецы утопились. Картина страшная? Когда скучающие личности начинают стонать, что в Круге только пыль, скукота и служители Церкви, вот тогда да, жуть. А то, что было описано выше так – мелкие казусы запрещенной магии.
Верилии, которую все здесь знали как Нерию Сурану, скучно не было никогда. Первое время ее подбадривала злость и ненависть. Потом – любопытство. Сейчас… сейчас. В принципе, все так или иначе тоже сводилось к любопытству. В политику эльфийка никогда не вмешивалась. Может, как говорила достопочтимая Агата, мозгов не хватало. Но более вероятно, что магичке данная сфера «развлечений» не казалась интересной. Выросшая в дали от человеческого общества, Верилия до сих пор весьма смутно понимала зачем столько правил и ограничений в искусстве. Но играть с этими правилами было весело. Главное – не заиграться, а то суровые дяди поставят печать на лоб.
Последнее было бы весьма и весьма неприятно. Потому Нерия опасалась и дальше границ не заходила, во всяком случае, когда думала, что ее видят. По сей причине, когда девушку вызвали по «особому делу», Сурана не на шутку напряглась и быстро в уме перепроверила, где она могла не то сказать или не так сделать. Вроде «хвоста», за который ее могли схватить, не наблюдалось, но как знать… Впрочем, реальность оказалась куда менее ужасной. Она просто в очередной раз была записана в «няньки». Официально это называлось «сопровождать высокопоставленного гостя» до тех пор, пока либо ему не надоест и он не отвалится в свою комнату, либо пока не закончатся его дела, по которым он сюда прибыл. Фактически это означало все время быть подле гостя и ломать голову над тем, чем бы его занять, чтоб самой не грустно было.
Одна радость – на интересных гостей женщине везло. В прошлый раз – пару лет назад – была молодая колдунья. В этот раз – Серый Страж. Кто бы мог подумать? Настоящий Серый Страж, да еще и эльф! Такое видеть ранее не приходилось.
- Непросто, - усмехнулась магичка, отвечая на вопрос спутника. Кстати говоря, искренне радуясь, что беседу начал он. – Но чем сложнее, тем веселее. В таком соседстве гораздо больше плюсов, чем можно себе представить.
Сурана спрятала смешок, потому как доблестные стражи вредных и хитрых магов шуток отчего-то не любили. И вспоминать, как бегали за пытающейся сбежать «лесной» эльфийкой тоже.
Задетый «вскользь» эльфинаж заставил Верилию поморщиться, словно она проглотила что-то горькое. Да, ей очень повезло, что она – маг, что она попала сюда, а не в загон для остроухих. Либо ее спутник был очень наблюдателен, либо сам догадался, что дальше развивать тему не стоит. Ну или нужно хотя бы подсластить пилюлю.
- Забавно, - протянула светловолосая. – Эти строки совершенно не подходят тем, кто живет в городах. За уши можно притянуть, но привкус будет не тот. Совсем не тот. Скажите, Серый Страж, вы ведь не из городских, не так ли?
«Надо будет записать то, что он там напевал. А еще лучше пусть сам мне полную версию на бумагу занесет»

+1

4

Много. Слишком много лет прошло с тех пор, как шемлены лишили его народ родных земель. Слишком много лет прошло с тех пор, как прекрасные города легли к ногам завоевателей-людей. Да все это было слишком давно, но времени не было под силу исцелить всю ту боль и скорбь, что травила сердца многих поколений долийцев и звучала теперь в их песнях. Не могло время усмирить и праведный гнев, живущий в некоторых особенно горячих сердцах.
О, этот жгучий гнев до сих пор жил и в душе Ануриэля! Только вот уже давно не находил выхода. Он жил в глубочайших недрах его существа и медленно тлел, ожидая часа вспыхнуть вновь ярче тысячи солнц. Лишь скорбные песни собратьев и память о родном клане поддерживали жизнь этого пламенного чувства, не давая ему угаснуть окончательно.
А ведь когда-то он, будучи еще совершенно несносным мальчишкой-долийцем, мечтал о том, что подобно Эльгархану – богу Мести явиться в людские земли и кровью шемленов смыть грехи их отцов перед всем эльфийским народом. Тогда бы рухнули людские города к ногам эльфов, как когда-то пал  покоренный ими Арлатан и Долы, пали бы перед ним ниц людские короли и императоры… Не спроста же отец всякий раз гладя сыновей по золотовласым головам говорил, что они отмечены солнцем? Но то были лишь глупые детские мечты, коим не суждено сбыться.
Ануриэлю оставалось лишь тихонько петь, шагая по очередному детищу больной фантазии шемленов, помешанных на своем Создателе. Его на все сто процентов эльфийский мозг все никак не мог понять, зачем всех магов собирать в одну кучку и запихивать в старинную башню? Конечно, Арринор не понаслышке знал, как волшебники могут быть опасны, а уж страшилок про ужасных ведьм из Диких земель Коркари и грозных тевинтерских магистров наслушался сполна. Только вот и церковники со своим стадом верующих заблуждались.
Глуп тот, кто думает, будто мир это лишь черное и белое, забывая про сотни промежуточных серых тонов и оттенков. Сам по себе магический дар дает свободу – ставит мага на ступеньку выше простых смертных, но и вместе с тем связывает по рукам и ногам ответственностью. Маг есть Хранитель своих собратьев лишенных магического дара. Он должен вести и оберегать по пути в будущее, но никак не тухнуть в каменных коробках, страшась словить клеймо на лоб или острую сталь храмовничьего меча в глотку. «Магия должна служить человеку, а не человек магии» - так, кажется, говорил людской божок или его пророчица? Правда. Удобно исковерканная правда…

Мы все потеряли во славу богов -
Нам стало наградой проклятье их.
Нам стали наградой потери да боль,
Забвение мертвых, изгнание живых.

Когда спутница заговорила, Серый Страж замолк, украдкой поглядывая то на нее, то на храмовников, что следили за гостем и сопровождающей его магессой. Признаться честно, Ануриэль был рад ей, точнее был рад тому, что в качестве сопровождающего ему выдали не какого-нибудь Усмиренного иль человеческого колдуна. От первых у Арринора мурашки пробегали по спине, а вторые… наверное, в стенах Круга принадлежность к какой-либо расе играла куда меньшую роль. Маги в независимости от того чья кровь сочилась в их жилах вызывали у эльфа сочувствие и  местами даже уважение, ибо сам бы он тут не выжил. Не смог бы смириться.
Что же до спутницы, Ануриэль счел ее весьма красивой и при том достаточно приятной, хотя, наверное,  характер ее был куда жестче, нежели сейчас. Мимолетная мысль, проскользнувшая в златогривой голове, о том, что она тоже долийка пробудила в душе любопытство.
- Совсем не подходят. Городские эльфы вряд ли горюют об утраченном величии и славных королях прошлого. Их куда больше волнуют собственное брюхо, да хилое потомство, лишенное своей истории, - горько усмехнулся Арринор. Сейчас в его мягком голосе не было отголосков пламенной ненависти, только печаль и слабые отзвуки боли, что причиняли старые раны души.
- Я долиец. Во всяком случаи был таковым до вступления в орден, - промолчав с минуту, не без гордости молвил Ануриэль, - Мой отец – Элестир - был Хранителем, а мать заботилась о галлах. Клан наш жил, да и живет по сей день, наверное, в лесах Орлея. А ты? – чуть наклонив голову набок, спросил светловолосую Страж, - Что-то подсказывает мне, что ты тоже не из городских. Каково твое имя?
- Знаешь, нам было бы о чем побеседовать, - как бы между прочим заметил эльф, на губах его появилась лукавая улыбочка, - Не желаешь ли составить мне компанию? Как раз таки у меня в сумках было несколько бутылочек чудеснейшего вина, каким вас магов верно и не балуют. Только неплохо бы добраться до гостевых комнат, а то от этих ведроголовых у меня скоро нервный тик начнется.
Последнее было сказано шепотом, дабы сами «ведроголовые» не оскорбились. В принципе по этой же причине Арринор не стал развивать тему магов и храмовников, а то вдруг бравым слугам Церкви покажется, что он тут заговоры готовит и магов на бунт подбивает?

Отредактировано Anuriel Arrinor (2014-03-29 11:59:58)

+1

5

В Круге и правда различия между человеком и эльфом несколько размывались. Ведь, что у магов-людей, что у остроухих было ровно столько воли, сколько им отпускали Цепковь и более привилегированные собратья. Так что тут можно было во всех видеть брата или сестру. В одной лодке же. Но Верилия явно была не в числе таких вот личностей. Женщина не была злой, не была грубой, но она ненавидела. С годами жгучая и пламенная ненависть ушла под землю, спряталась, эльфийка научилась улыбаться и даже наслаждаться своим положением. Но ненависть, которую она испытывала ко всему миру никуда не ушла. Лицемерие? Да, возможно, но кто в этом гнилом мире не без грешка?
Истоки ненависти корнями уходили в прошлое. Вериль не особо обращала внимания на истории про шемленов. Вернее, не горела желанием их всех убить. Вот изучить историю своего народа, собрать ее по кусочкам, сохранить и передать следующему поколению – это да. Ведь только познав прошлое можно было строить планы на будущее, не опасаясь прежних ошибок. В конце концов, ее ждала судьба Первой. Но не дождалась. Поразительно как все может рухнуть в одну короткую и одновременно невероятно длинную ночь.
Вот после того события Верилия и начала ненавидеть: людей, эльфов, Церковь, города, магов… Да всех, ибо каждый (по сугубо ее личному мнению) должен был заплатить за причинённое зло или ответить за глупость. Но подростковый период прошел. Магесса считала, что после всего ее мало чем можно пронять. Очень удивилась, обнаружив, что ошибалась.
«Ах ты наблюдательная зараза!» почти с восхищением мысленно прошипела эльфийка на внезапную «догадку» Стража. Внешне она постаралась остаться невозмутимой. Получилось на удивление плохо. Что ни говори, но свои корни магесса помнила, они были ее уязвимой точкой. Галлы – прекрасные создания, спутники и друзья долийский эльфов, были самой болезненной темой. Единственное, что не позволяло Верилии забыть истинное очарование этих животных – резной медальон, который в данный момент лежал у нее в комнате на столе. И тем не менее при упоминании галл рука Верилии дернулась.
Пытаясь скрыть свою слабость в этом вопросе и внезапно нахлынувшее желание допросить Стража (интересно же что да как у потерянной семьи), эльфийка «перевела стрелки» на более раннюю тему городских сородичей. Кстати, они как раз и пользовались самой большой «любовью» у магички. Странно такое знать о той, что день ото дня преподает стихийную магию этим самым эльфам.
- Звери, не смотря на свою красоту и величие, достойное восхищения, тем не менее остаются зверями. Их не очень многое волнует в жизни. Защита территории, поиск партнера для продолжения рода, еда и сон. Может я еще что-то упустила, но прошу простить – не хочу читать лекцию о бестиях местных и иноземных. Что отличает нас от зверей? Мы много времени и сил уделяем своей истории, искусству… магии.
Последнее слово эльфийка произнесла тихо. Хорошие отношения с храмовниками – это хорошо, но этот плюс позволяет далеко не все. Скорее всего то, что она прировняла магию к достижениям «высших созданий» было бы расценено как ересь. Ну или как минимум у Верилии состоялся бы крайне неприятный разговор с парочкой неприятных же личностей.
- Городские эльфы – как шавки подзаборные. Им кидают кусок с барского стола и они готовы вилять хвостами. Их бьют, о них вытирают ноги, а они и рады на животе ползать, - прозвучало зло, слишком зло. На лице у магессы отразилась давняя злоба и ненависть. «Спокойно, Вериль-подруга, ты должна владеть чувствами, а не наоборот» Выдохнув, та, кого звали Нерией, мягко сгладила острый угол. – Впрочем, даже в паршивом помете попадаются на редкость замечательные щенки. До меня доходили слухи, что попадаются из числа городских те, что стремятся к долийцам. Искренне, неистово, зло… Жаль, что люди не любят волков.
Дойдя до комнаты, где остановился гость, женщина чуть склонила голову, размышляя, а стоит ли ей соглашаться на предложение Серого Стража. Ах да, она же до сих пор не представилась! Непозволительная грубость.
- Здесь я известна как Нерия Сурана. И раз уж я допустила такую оплошность и не представилась сразу, то отвечу согласием на предложение распить вино и еще немного поговорить. В конце концов, сейчас во мне никто не нуждается.
Свое настоящее имя эльфийка если и говорила кому (а таковых пока вообще не было), то исключительно за закрытыми дверями. В конце концов Верилия и Нерия – две разные эльфийки. Одна – истинная личность, другая – просто маска. А маску хорошему актеру следует снимать лишь за кулисами.

+1

6

Ануриэль хитро улыбался, выслушивая собеседницу. Не трудно было догадаться, что мысли о галлах не оставили ее равнодушной. Да и какого эльфа могут оставить равнодушным эти чудесные создания, что с древних лет вели за собой Народ? Тем более долийку! Хоть сопровождающая и не сказала, что принадлежит к долийцам, Арринор был более чем уверен в этом. Сейчас все в ее поведении говорило о том. Впрочем, беловолосая не слишком-то хотела показывать свою слабость по отношению к галлам. Ох уж эти женщины! - мысленно усмехнулся Серый Страж, не сводя пронзительного взгляда синих глаз с собеседницы, - Боги одарили их хитростью и мудростью, а они растрачивают этот дар для того, чтобы казаться мужчинам сильными. Сила женщины в ее слабости… во всяком случае перед мужчиной, но с другой стороны… Строптивые дамы куда привлекательнее, да и в словах ее есть не только притворство, но и определенный смысл.
Смысл действительно был и Арринор его вроде как видел, ну или хотя бы думал, что видит. Вот, к примеру, драконы. Они довольно умны, сильны и без сомнения прекрасны. Драконы есть сплав хищной грации и грозного величия, но и не более того. Дракон, галла, городской эльф – все одно. Зверье, хотя порой последние проявляют свойства присущие разумным созданиям. Они не так безнадежны хотя бы потому, что стараются иметь хоть какие-то традиции, но в целом они действительно трусливые шавки и жалкие рабы шемов, променявшие своих богов и наследие предков на ложь о Создателе и грязь эльфинажей.
Когда личико спутницы исказила злость, Ануриэлю стало слегка не по себе. Он будто бы увидел себя в зеркале, обозленного и неукротимого. Возникло острое желание успокоить эльфийку – коснуться или что-нибудь сказать успокаивающее, но он воздержался. Неизвестно как бы к тому отнеслась сама эльфийка, да и было оно, наверное, несколько неуместно. Златогривый лишь согласно кивнул:
- Люди любят покорность от слуг. Волки любят вкус свободы. Люди боятся клыков, а волки не боятся кусать, - усмехнулся Ануриэль, - Впрочем, иногда волки нужны людям, а волкам люди. Во время Мора допустим.
Наконец-то они дошли до гостевых комнат и остановились у двери в покои, что были отведены Арринору. Спутница вдруг не с того не с сего вспомнила, что позабыла представиться, чем и напомнила экс-долийцу о том, что и он в этом плане слегка облажался, хотя его имя могли назвать Нерии – так звали эльфийку, заранее.  Что же до приглашения… Она его приняла, чем и дала повод Стражу одарить себя лучезарной улыбкой.
- Тогда прошу, миледи, - нарочито торжественным тоном молвил Ануриэль, приглашая беловолосую магессу зайти внутрь. Лишь в комнате эльф с легким поклоном представился, - Ануриэль. Ануриэль Арринор к вашим услугам.
Затем Страж оглянулся, осматривая комнату. Усмиренные уже доставили его вещи. Седельные сумки валялись в углу комнаты, посох, бережно завернутый в ткань, лежал на кровати, а Забияка, сидя на шкафу, с интересом разглядывал гостью. Недолго думая, Арринор стянул с себя замызганный дорожный плащ и принялся за доспехи. Находиться в этих железках было уже просто невыносимо.
Обычно вояке, чтобы снять доспехи и кольчугу требовалась или чужая помощь или же куча времени, но за годы таскания на себе этой груды железа Ануриэль успел приноровиться снимать и одевать их в одиночку, потому-то и расправился сейчас с ними довольно быстро. Затем с телом остроухого распрощалась рубаха, успевшая как следует пропитаться потом. Наконец-то избавившись от всего, что причиняло дискомфорт и, оставшись тем самым лишь в штанах да ботинках, Ануриэль, ни капли не стесняясь своего недоодетого состояния (да и чего там стесняться?), потянулся, расправляя затекшие мышцы, а затем направился к небольшому тазику с водой, стоявшему на табурете.
Умывшись, Серый Страж извлек из сумки чистую рубашку. Одевшись, он наконец-то переключился обратно на гостью:
- И так, чего изволите? – все тем же торжественным тоном и с хитрющей улыбкой на губах поинтересовался Ануриэль, - Можно отведать кое-что из местных погребов или чудеса орлесианского виноделия. Есть еще несколько бутылочек из Марки и некое приличное пойло из Ферелдена…

Отредактировано Anuriel Arrinor (2014-03-31 11:10:22)

+1

7

Первое, что поняла магесса, зайдя в комнату, - на нее смотрят. Нет, не Страж, коему открылся вид на ее спину, но кто-то иной. Долго искать наблюдателя не пришлось. Верилию вечно тянуло к животным, видимо из-за того, что выросла в свое время на природе. Женщина все время глазами выхватывала различных зверят: то кошку в подворотне, то облезлую псину в тени, то собственного ворона в темноте комнаты. Не всегда животинки отвечали ей взаимностью, так что о какой-нибудь невидимой полу-магической связи здесь нет и не было никогда. Они притягивали магессу сами того не желая.
В данном случае вражды не проявлялось. Ее изучали с высоты местного шкафа. Просто изучали, даже никаких звуков не издавалось, из чего можно было сделать вывод, что пока ее визит пернатого «хозяина» устраивает. Стоять и, задрав голову кверху, рассматривать хищную птицу Сурана не стала. Нашла взглядом наблюдателя и тут же прошествовала к окну. Не такое уж она и городское дитя, чтоб, открыв рот, таращится на сокола. Но вот его хозяин был куда интереснее.
Смущение? Робость? Нет, этого в магессе нынче не было ни капли. Может быть тогда, в прошлом… Может быть, она была бы иной, если бы с кланом ничего не случилось. Ах всё эти «если бы» да «кабы» К сожалению она выросла в Антиве, да еще и в Круге. Последний, что бы про него ни говорили, являлся прежде всего местом, где молодые дарования обучали и накапливали знания (во всяком случае это было сугубо личным, но неопровержимым, мнением Сураны) Чем больше ограничений молодняку ставили, тем сильнее им хотелось попробовать то, что запрещалось. И обжимающиеся в темных уголках парочки не были редкостью.
Возможно, пристальный любопытный взгляд магессы можно было назвать нескромным. Все же в обществе  принято отводить взгляд, когда кто-то переодевается. «Хорошо сложен, долиец. Очень хорошо. Приятно знать, что мужчины моей расы держат себя в форме» Кошачья ухмылка тронула губы светловолосой. Думая о «своей расе», она подразумевала конечно же долийских эльфов. А то вот среди городских попадались такие экземпляры, что аж дурно становится. Про людей и говорить не стоит, они вообще крайне далеки от идеала.
- Пожалуй, остановлюсь на орлессианском вине. Местное мне уже попадалось, Ферелден, уж простите, вызывает у меня легкое подозрение (не слишком лестные слухи доходили)… А Орлей уже зарекомендовал себя тем, что любит все хорошее, красивое и дорогое. Проверим, касается ли это вина.
Поправив рукава платья – есть же свои привилегии и у преподавателей в Антиве – эльфийка задумчиво посмотрела на гостя. Словно хотела что-то еще добавить. «Сказать или нет?» Впитавшаяся подозрительность шипела и приказывала молчать. Но кровь – истинно долийская кровь - настаивала на небольшой откровенности. Коснувшись шрама, магесса улыбнулась.
- Как насчет того, чтобы сыграть в небольшую игру? Вы задаете опрос мне, я отвечаю. Затем наоборот. Требование одно: отвечаем честно или не отвечаем совсем. Ложью в этом мире пропиталось все, немного правды не повредит.
Прищурившись голубоглазая эльфийка кивнула.
- Первый вопрос за тобой, Ануриэль.

+1

8

Судя по всему, новую знакомую не слишком-то сильно смущал тот факт, что он переодевается, скорее наоборот интересовал. Ануриэль затылком чувствовал чужой пристальный взгляд и, честно говоря, его это забавляло, ну и льстило же конечно. Наверное, потому-то и кривила тонкие губы Стража фирменная улыбка с все той же долей лукавства, что и всегда, когда он имел дело с женщинами. Что же, стесняться действительно нечего – годы упражнений с клинком, жизнь в лесу и тяжелые тренировки, которыми брезговать было равносильно суициду для Серого стража, положительно сказались на его фигуре. Пускай от природы он был обделен мощным телосложением и широкими плечами, но зато подобный образ жизни поспособствовал неплохо развитой мускулатуре и, в общем-то, довольно заметному рельефу.
В принципе, отчасти и из-за повышенного внимания к своей персоне Арринор не стал особо заморачиваться с одеждой: расправлять рубашку, завязывать шнуровку у горла и одевать новый колет из синего бархата, что так и остался в сумке до лучших времен. Второй причиной не делать этого оказалась бутылка с великолепным, по словам контрабандиста из Марки, орлесианским вином, наполненная вышеупомянутой темной жидкостью. Возможная перспектива замарать новое шмотье не слишком-то вдохновляла. Особой скупостью, как и аккуратностью Ануриэль не отличался, но все же зачем добро портить раньше времени, когда это за него с превеликим удовольствием сделают порождения тьмы где-нибудь на Глубинных тропах? Хотя когда это он рассекал в новых колетах по Глубинным тропам, гарцуя перед уродливыми тварями бездны?
- Ну-ну, Ферелден не так уж безнадежен, - все тем же мягким тоном бросил эльф, выискивая более-менее приличную посудину и что-нибудь, чем можно было бы открыть бутылку, - По-своему очаровательная страна. Правда, на любителя, как и тамошнее пойло. Впрочем, мне доводилось пробовать только ихний эль…- не найдя ничего более подходящего, Ануриэль жестом уличного фокусника извлек из сапога кинжал и принялся с его помощью откупоривать бутылку, что благодаря сноровке получилось довольно таки быстро и аккуратно, - Однако, желание дамы – закон. Не смею вам отказывать, миледи, в беседе под бокал орлесианского вина. Ну, или под кружку, если быть точным, - несколько растерянно добавил остроухий, разглядывая свою находку в виде пары глиняных кружек.
- В Орлее действительно любят все красивое и дорогое, - поставив бутылку и кружки на стол, молвил Серый страж, - А еще в этой стране ничему и никому нельзя верить. Куда ни глянь – все есть фальш, иллюзия реальности, нарисованная весьма умелым художником, а там… за иллюзией великолепия и благочестия только грязь, тлен и прах, но да ладно. Проверим так ли хорошо это чудо далекого Орлея или всего лишь хитрая обманка. Прошу, - отодвинув стул, предложил присесть магессе Ануриэль, а затем принялся наполнять кружки до краев темно-бордовым вином.
Предложение Нерии «поиграть» вызвало у Арринора неподдельный интерес. Он даже отвлекся от своего немаловажного дела, чтобы внимательно глянуть на чародейку, пытаясь понять, чего она желает этим добиться. Впрочем, ответ так и остался сокрыт от эльфа, пока остался.
- Не могу отказать ни себе, ни тебе в удовольствии сыграть в сие игру, - согласно кивнул остроухий, усаживаясь напротив собеседницы. На долю мгновения он переключил свое внимание на Забияку, опасаясь, что тому придется не по вкусу гостья. Зря беспокоился – сокол, не испытывая более интереса к посетительнице, спокойненько чистил изогнутым клювом острые когти, - И так, - наконец-то начал Ануриэль, поглядывая на беловолосую поверх кружки с вином, - Как понимаю, ты тоже долийка. Как же получилось так, что дитя лесов оказалась в этой клетке? Шрам твой, судя по всему, как-то с этим связан, - припомнив случайно подмеченный жест эльфийки, добавил Серый страж, - Если ошибаюсь, то поправь меня.
После этих слов Арринор пригубил свою кружку и на пару секунд смолк, чуть нахмурив брови. Орлесианское вино и впрямь оказалось весьма приятным на вкус. Во всяком куда лучше чем то, что ему доводилось пробовать ранее. Оно было сладковатым, но совсем не приторным.

Отредактировано Anuriel Arrinor (2014-04-02 17:51:47)

+1


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Личные эпизоды » Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохое вино!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC