ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Сюда рискуют попасть те, кто долго задерживает пост. Если Вы сюда занесены - позор Вам и стыд! Пишите быстрее пост, пока не стали посмешищем всего форума!
Имя должника - по наведению на ссылку с названием квеста.
"Деловая беседа" - Варрик
"Безумцы не пойдут в обход" - Варрик

Dragon Age: Collision

Объявление







White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Далекое прошлое » Слаще мёда музыка льётся.


Слаще мёда музыка льётся.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Тип квеста: флешбек, личный.
Год события: 9:22 года Дракона.
Локация: таверна Лотеринга, следом - внутренние области. 
Участники: Ануриэль Арринор, Элия Ив.
Требующиеся роли: не нужны.
Сюжет: это было так давно, что практически стерлось из памяти, но мягкие мотивы той мелодии до сих пор иногда звучат в голове. Элия тогда должна была самостоятельно вернуться в штаб к Воронам из коллегии орлейских бардов, проходя через густые леса. 15-ти летняя девчонка хоть и могла постоять за себя, но всё ещё оставалась немного по-детски наивной, считая, что в округе никого нет. Она была немного невнимательна, и в основном просто играла на лютне простые, но красивые мелодии, тихо подмурлыкивая себе под нос. И ей повезло, что из всех долийцев она повстречала именно Ануриэля...

0

2

http://sc.uploads.ru/t/hBQ4l.jpg

Close your eyes, look into the dream
Wins of change will winds of fortune bring
Fly away to a rainbow in the sky gold is at the end for each of us to find
There the road begins where another one will end
Here the four winds know who will break and who will bend
All to be the master of the wind

Manowar. Master of the Wind.

Сухие листья, хвоя и тоненькие веточки хрустели под ногами совсем еще молоденького эльфа. Прохладный ветерок шевелил кроны высоких деревьев, закрывавших темным шатром дневное светило. Слабые лучи солнца, что едва-едва пробивались через полунепроницаемую преграду, с трудом разрывали чарующий полумрак лесной глуши. Где-то в темных лабиринтах ветвей шебуршались надоедливые белки, а еще очень-очень далеко, откуда-то свысока, из мутно-серого неба доносился тоскливый крик перелетных птиц. Осень, пока еще осень. Зима еще не скоро серебряной змеей вползет за порог этих не самых приветливых земель и на время превратит их в почти, что безжизненную ослепительно-белую пустошь, окруженную стенами голых черных деревьев с растопыренными кривыми сучьями-пальцами.
Ему не нравилась зима. Не нравилась просто потому, что для клана это самое тяжелое время. Холод и голод каждый год уносили одну-две жизни минимум и не редко эти жизни едва успели начаться. Тяжело видеть, как умирают на руках у твоего отца-Хранителя те, кого ты знал. Еще тяжелее дается осознание того, что так правильно. Каждому свой срок, у каждого свой удел и свой рок. На то воля богов, что как видно покинули свой народ. Оставалось лишь надеяться, что близнецы проводят душу усопшего туда, где она подобно галле из сказки будет вечно юна и никогда более не познает горестей жизни. Только… только почему же так больно? Почему в душу его вонзаются ледяные пальцы тоски?
Зима еще не наступила, а смерти уже тянуться незримым саванном за их кланом. Всего неделю-две назад затерялась пара охотников, да так и не вернулась. Теперь вот погибла Аларин. Озорная девчушка шестнадцати лет с хитрющими зелеными глазенками и рыжей шевелюрой свернула себе шею, оступившись и навернувшись в овраг. Она всегда нравилась Ануриэлю. Он даже позволял ей плести ему косички и вплетать в них найденные около лагеря перья. А еще она всегда подшучивала над чересчур важным Энтаринэлем, когда он задирал младшего братца, да так, что первый сразу же ретировался. Он звал ее Лисенком, а она его, Ануриэля, Соловьем. Тихий стон невольно сорвался с губ вместе с белесым облачком пара, а на глазах опять стали наворачиваться слезы.
Не реви – не девчонка, - одернул сам себя Арринор, правда, особенного эффекта оно не возымело. Отчасти потому он то и ушел как можно дальше в лес. Ушел туда, где эту нелепую слабость никто не сможет увидеть. Не может же он распускать нюни на глазах у всего клана? Смерть друзей для тех, кто избрал свободу и изгнание вместо нищеты эльфинажа и людского бога – Создателя обыденная вещь. За девятнадцать лет-то можно было уже привыкнуть к сей истине.
Во всем виноваты шемлены, - юный эльф, обиженно шмыгнув носом, подхватил валявшийся в пожухшей траве камушек и, что было силы, зашвырнул его в белку, что если верить слуху назойливо или даже скорее истерично орала где-то справа, - Надоела, тварь пушистая. Конечно, это было не слишком-то правильно и за подобную выходку бы златовласый мог бы здорово выгрести от отца, но сейчас его это мало волновало. Резко вспыхнувшая злость и отупляющий гнев на время выключили его разум. Наверное, не позабудь бы молодой Арринор свой посох, то он бы с превеликим удовольствием пальнул в эту мелкую засранку кое-чем посерьезнее камушка, но посох остроухий успешно позабыл в лагере. И вообще, не самая лучшая идея шляться по лесу с одним кинжалом. Если ты не маг, разумеется.
А что проку с этой магии?! – в очередной раз спросил сам себя Ануриэль, а гнев его резко пошел на спад, уступая место новой волне отчаяния и тоски. Ему все врали, что сила – магическая сила – есть величайшая сила в мире. Какой толк от силы, если она не может спасти всех? Зачем она нужна тогда? Лечить не слишком-то запущенные болячки и болезни или убивать всех тех, кто посмеет угрожать благополучию клана?
По руке, от кончиков пальцев и вверх к локтю, пробежали щекочущие искорки таинственной силы. По коже побежали мурашки, а знакомое чувство восторга и неописуемой радости накрыли его с головой, топя в себе все горести и печали разом. Смог бы он променять эту силу на чью-то жизнь? Трудный вопрос, но ответ почти очевиден. Внутренний голос говорил златовласому: «Нет». Эгоистично? Быть может и так, но… зато разумно.
Пока мы помним – они живут в нас, в наших сердцах, - кажется, так говорил маленькому Ануриэлю кто-то из старших с десяток лет тому назад. Тогда зачем же изводить себя? Аларин, верно, захотела бы, чтобы ее приятель улыбался, и он улыбнулся против воли, чувствуя как с души, будто бы гора свалилась. В воспоминаниях заскользили строчки той, немного нескладной песни, что Лисенок подарила ему незадолго до своей нелепой смерти:

Когда бриз в небесах
Страх нагонит в облаках,
Ты, наконец, узреешь
То, что искал...
И за каждый день тоски,
Ты получишь, может быть,
Два, наполненных счастьем одним....

Закрывай глаза и погрузись в мечты...
Перемены
Ветры смогут принести...

Улетай путь к звёздам - в небеса.
Там за радугой
Находит каждый, что искал.
И в конце пути,
Мы не знаем, что нас ждёт.
Ветер скажет лишь одно:
Кто вознесётся, кто умрёт,
Чтобы стать хозяином судьбы....

Он тихо напевал эти заветные строки, шагая куда-то вглубь леса, однако, не забывая при том делать неглубокие зарубки на коре деревьев, дабы потом без особых проблем вернуться обратно. Возвращаться обратно пока не очень-то хотелось, а хватятся Ануриэля еще не скоро – ближе к закату только. Каждая пропетая строчка, наполняло эльфа каким-то трепетно-нежным теплом. Расставаться с этим волшебным чувством он был пока не в силах. Шум лагеря, голоса сородичей, родня – все подождет. Нельзя столь вероломно разрушать сию идиллию. Не хватало ей правда перестука дождя и далеких-далеких раскатов грома…

Отредактировано Anuriel Arrinor (2014-04-08 23:52:01)

+1

3

«У тебя нет права на ошибку, поэтому старайся добиться наилучшего результата. И пускай твоя жизнь ничего не стоит, но поверь, мы найдем способ достать тебя с того света, чтобы ты успела пожалеть о провале миссии. Так что будь умничкой, девочка. У тебя всё должно получиться.»
Знаете, а ведь она действительно верила в то, что Вороны способны будут достать её даже после смерти, если она вдруг случайно не справится со своим будущим заданием, ставшим единственным смыслом её существования и единственной причиной, по которой она до сих пор жива. Элия не любила подобные разговоры, но уже давно потеряла страх – она смогла научить себя не бояться, воспитала в себе выдержку и терпение, а также научилась добиваться своего, даже если возникла необходимость идти по чужим головам. Конечно же, гильдия Антиванских Воронов представлялась ей страшной и слишком опасной организацией, которой ни в коем случае нельзя перечить и уж тем более неповиноваться, поэтому единственным шансом на выживание оставалось следовать их требованиям. Жить-то как раз очень хотелось.
На сей раз девушке было поручено не просто найти какую-то цель и собрать сведения о ней, а в этот раз ей выпала возможность пообщаться со своими сородичами-эльфами, теми самыми, которые кочуют по лесам всего Тедаса на своих сухопутных кораблях. Ив неоднократно слышала о них различные байки и страшилки, что, мол, долийские эльфы отличаются крайней жестокостью и неприветливым характером, они по-своему были грубы и дики; девочка слушала всегда с жадностью эти рассказы от «очевидцев», и не могла скрыть своего восхищения. Она гордилась тем, что была эльфийкой и неоднократно чувствовала себя крайне уязвленной, когда некто осмеливался оскорбить или обидеть этот народ. Пускай они и были для неё чужими, но остроухая почему-то верила, что смогла бы жить с кочевниками, во всяком случае, уж она бы точно смогла найти с ними общий язык и преодолеть множество препятствий. Эта детская наивность ещё не была искажена неприветливой реальностью, поэтому юная шпионка торопилась как можно скорее попасть лагерь долийцев.
Путь её был не слишком долгим и всё время до самого леса Элли провела без приключений. Однако уже на предлесье до девушки наконец-то дошло, что вся трудность этого задания будет состоять даже не в том, чтобы втереться в доверие к эльфам под прикрытием одинокой путницы и барда, а в том, чтобы найти клан. Ей бы наверное стоило побольше разузнать об обычаях своих сородичей, да получше ознакомиться с местной флорой и фауной – пускай Ив и была хорошо натренирована и умела выживать в сложных условиях, но тем не менее немного информации не помешало бы. Вдруг здесь водятся виверны? Гады не самые приятные, зато весьма популярны среди орлейской знати, любящей охотится на них. А ведь для этого собирают целые отряды, а куда уж ей пятнадцатилетнее девочке справится с монстром?
- Проклятье, - в округе никого не было, поэтому Элия позволила себе высказать вслух гневное недовольство. – Ну, ладно. Придется идти так, пока дождь не начался.
Она запрокинула голову к пасмурному небу, которое всё таки пока не собиралось разливать по земле холодным осенним дождем. Элли не любила осень - она всегда дышала в спину холодным дыханием смерти, а природа кругом словно бы сочилась желто-красной кровью. Закутавшись плотнее в свой походный плащ, девушка двинулась в самую чащу, пряча под накидкой не только холодный кинжал, но и хорошую лютню. В конце концов, она же бард.
Что лес встретил эльфийку каким-то особым радушием и спокойствием немного успокаивало девушку, во всяком случае лишь первые два дня; Ив знала, что плутать в здешних лесах придется долго, но она всё равно нервничала и всё чаще стала делать привалы, стараясь получше разузнать местность и найти хороший источник воды. Остроухая прекрасно понимала, что без этого, во-первых, сама долго не протянет, а во-вторых, долийский клан наверняка будет где-то в относительной близости от питьевого источника, что в значительной степени сузит поиски до минимума. Она скиталась по лесу уже третий день и энтузиазм в значительной степени поубавился; эльфийка лишь раз нашла небольшой водоём, полностью заросший тиной, и вода в нём была не пригодной для питья, хотя не имела никакого запах. Не рискуя, Элли лишь чуть умылась и двинулась дальше, стараясь идти как можно тише, чтобы не пугать мелких животных. Они и так боялись.
Тут до неё донесся чей-то голос. Вернее сказать, это было пение, очень далекое и едва различимое, поэтому эльфийка изначально не поверила своим ушам. Уж что-что, а пение в глухом лесу она никак не рассчитывала услышать. С колотящимся сердцем она насторожилась и попыталась определить с какой именно стороны доносится пение и чуть присев, она украдкой пошла на голос. Голос столь красивый и чистый, что Элия потянулась к своему оружию – это наверняка какая-то демонская ловушка. Кто знает какие ещё существа обитают здесь? Но в поле её зрения попался…Эльф. Он негромко напевал строки неизвестной Элии песни, и её ничего более не оставалось, кроме как широко улыбнуться. Кажется, она нашла их.
На радостях Ворон достала из под складок своего плаща лютню и, внимательно вслушиваясь в песню и в её темп, быстро смогла подобрать нужное сочетание струн. Спрятавшись за деревом, чтобы ненароком не стать напичканной стрелами мишенью, Ив оживила в своих тонких пальчиках незатейливую мягкую мелодию, аккомпанируя эльфу.

0


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Далекое прошлое » Слаще мёда музыка льётся.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC