1. Краткая характеристика:
● И. Ф.: Garrett Hawke | Гаррет Хоук
● Пол: мужчина.
● Рост/вес (см/кг): 180 | 71
● Цвет: глаз/волос: карие | чёрные
● Отличительные черты внешности: Гаррет Хоук ничем особенным из толпы не выделяется. Простой парень из Лотеринга, которому проще отрастить бороду и шевелюру причесать пальцами на ходу. У наёмника, да ещё и беженца, застрявшего в бедном районе чужого города найдутся дела поважнее, чем каждый день скоблить физиономию бритвой. Хоук опрятен, насколько это позволяют условия жизни. За состоянием своих доспехов следит как всякий нормальный воин, а о целостности его небогатого гардероба заботятся мать и сестра, за что Гаррет им благодарен.
Если вы столкнётесь с Хоуком нос к носу, то не отпрянете в благоговейном ужасе, не растечётесь лужей умиления и не станете слагать по ночам романтические баллады, не в силах забыть об этой встрече. Да и вряд ли вообще станете надолго задерживаться – разве кто-то извиняется перед ферелденцами в Киркволле? Посмотрите пару секунд на его бороду, может, сморщите нос, фыркнете или смущённо покраснеете, если вам подмигнут. И побежите по своим делам. Хоук и бровью не поведёт.
У него самое обычное лицо с чуть впалыми щеками, заросшими колючей щетиной; короткая жесткая борода; небольшие, но внимательные карие глаза способные выражать самые разные эмоции; широкие брови; всклокоченная короткая шевелюра; а ещё узкие губы и треугольная челюсть (впрочем, из-за бороды последнее не так и уж заметно).
Этот мужчина больше привлекает внимания габаритами, нежели деталями. Высок. Широкоплеч. Сильные руки с выступающими венами. Тренированные ноги. Сила ощущается в каждом движении.
● Раса: человек.
● Ориентация: бисексуален.
● Семейное положение: холост.
Отец – Малкольм Хоук (мёртв), мать – Лиандра Хоук, сестра – Бэтани Хоук, брат – Карвер Хоук (мёртв), дядя – Гамлен Амелл, а ещё есть кузина – Шарада Амелл, только пока об этом никто не знает.
● Специализация: Воин (в будущем планируется приобрести специализацию «Воин Духа» либо «Потрошитель»).
● Инвентарь:

На момент начала игры – проживает в доме дяди, Гамлена Амелл. Вещей не много. Кое-какие мелочи, которые семья успела спасти из родного дома в Лотеринге, а так же припрятанные в сундук ферелденские доспехи и боевой топор. Продать эти вещи рука не поднимается. В данный момент носит доспехи контрабандистов, солдатский щит и гномий топор.
Самое ценное из всего имущества – взрослый мабари по кличке Крэкс.

2. Биография:
◌ Год рождения: 9.03 Дракона (28 лет на момент начала игры)
● Летопись жизни:

Первое, что помнит Гаррет о своём детстве – это дрожащая улыбка матери и непонятная тогда фраза «О, Создатель, лишь бы ты не унаследовал это».
Что такое «это» получилось узнать только по прошествии пары лет. Семья постоянно переезжала с места на место и однажды нарвалась на небольшую шайку бандитов, которые не стали тратить времени на разговоры, сразу пошли в наступление. Именно тогда юный Гаррет увидел, как отец обрушивает на негодяев пугающую мощь огня. Малкольм стоял на несколько шагов впереди жены и сына, широко расставив ноги, и вращал в руках тяжёлый посох. Отблески пламени, вонь палёной плоти и дикие вопли горящих людей, всё это отошло на второй план. Была только высокая коренастая фигура отца на фоне огня и огромная сила, подвластная ему. Малкольм Хоук стал для сына настоящим героем. Мама почему-то плакала, и когда он восторженно заявил, что хочет стать как отец, одёрнула сына слишком грубо.
Вопреки детским мечтам, Гаррет так и не унаследовал магического дара. Зато рано понял, что такое быть отступником и для чего нужно «держать язык за зубами». Для всех окружающих Малкольм Хоук был обычным человеком. Чтобы всё так и оставалось, приходилось прикладывать много усилий.
Когда в семье появились ещё двое детей – близнецы Карвер и Бэтани, Хоуки решили осесть где-нибудь. Все они ждали – Малкольм с опаской, Гаррет с неподдельным интересом, Лиандра с нарастающим ужасом - не станут ли близнецы такими. Признаться, всё ещё слишком молодой в ту пору Гаррет был даже рад, что его маленькая сестра ненароком подожгла какой-то сарай, и семья спешно покинула очередное мелкое поселение. Благо никто не заподозрил малышку, но отъезд всё равно напоминал самое настоящее бегство.
В конце концов, семейство остановилось в тихом Лотеринге. Там же приобрели давнюю мечту  старшего сына – мабари, тут же окрещенного Крэксом. Новая жизнь без постоянной дороги нравилась Гаррету куда больше. Малкольм успешно изображал обычного фермера, а Лиандра, пусть и не перестала оглядываться на каждый шорох, могла уделять достаточно внимания своим отпрыскам. Выросшая в знатной семье, женщина была хорошо образована, посему детям своим с ранних лет вдалбливала в головы всё, что успела изучить сама. Не сказать, что все они были в восторге (уж Карвер точно не выражал радости), позднее им стоило сказать матери спасибо за свою образованность.
Впрочем, отец не отставал в воспитании отпрысков. Всё свободное время он проводил с малышкой Бэтани, терпеливо обучая её контролировать свои способности и использовать их с умом. Сыновья получали не так много, и всё же Малкольм был рядом, готовый выслушать, дать совет и помочь.
Карвер обижался на недостаток отцовской опеки и пытался найти себе применение самостоятельно. Шатался по окрестностям, помогал односельчанам в мелочах, лез в драки и пытался поразить соседских девчонок. А вот Гаррет быстро понял, что родители не вечны, и сестре рано или поздно понадобится сильный защитник. Он с головой ушёл в воинское дело, вместе с другими добровольцами проводил долгие часы на площадке для тренировок. Лотерингу нужны были те, кто умеет держать оружие в руках, так что Карвер вскоре одумался и присоединился к брату, да и пёс всегда следовал за «воинами семейства». Братья с удовольствием тратили время и на его обучение. Крэкс был умной собакой. И, пожалуй, дрессировка мабари оказалась единственным делом, которым они занимались сообща и совершенно без истерик младшего.
Таким образом, у каждого было дело. Прошло время, появились успехи.
В ладонях Бэт послушно и ровно горел огонёк, готовый в секунду перерасти в пылающий шар и поджечь любого, кто посмеет напасть. Семья надеялась, что до такого никогда не дойдёт. Гаррет вместе с Карвером всё так же регулярно пропадал на учениях. Он отдавал предпочтение щиту и топору, пусть и менее эффектным с виду, чем огромный двуручный меч, что с гордостью демонстрировал младшенький, зато более подходящих защитнику. Усердие, с которым он постигал воинское мастерство, значительно перевешивало горячность Карвера. Никто и не удивлялся, что младший безнадёжно проигрывал в извечном братском соревновании. Карвер злился, напоказ соперничая в любом начинании. И ядовито, обиженно расхваливал старшего в итоге. Гаррет только усмехался.
Не смотря на закидоны младшего, оба сына Малкольма стали неплохими воинами, пусть и не испытанными во всамделишном бою, но полные здорового (и не очень) энтузиазма себя проявить.
Один раз на тренировки явился старый храмовник, долго наблюдал за молодцами и, в конце концов, предложил выдающимся вступить в Орден. Кто-то был весьма польщён или горд. Кто-то жалел, что не ему выпала честь. Храмовники пользовались уважением, их почитали, некоторые боялись. Огромные, закованные в доспехи с крестами - их словно окутывала таинственная аура.
Охотники на ведьм, – шептались дети с восторгом.
Воины на службе Создателя, – говорила старушка-вдова, торгующая овощами.
Опасность, – знали дети Малкольма.
Понятно ведь, что Хоуки, не сговариваясь, отказались? Тема храмовников была под запретом в их доме – зачем лишний раз нервировать матушку?
Храмовники, воины Церкви... Что за громкие слова! Признаться, Гаррет вовсе не чтил церковь как таковую. Когда-то он прислушивался к словам Песни Света, пытаясь найти в ней смысл для себя. Однако реальность, в которой её отец и сестра были вынуждены жить в постоянном страхе быть пойманными, словно преступники, была ближе. Войдя в отрочество, старший сын частенько дискутировал с отцом. Расспрашивая его о жизни в Круге, храмовниках, отступниках и делал соответствующие выводы. Да, не все маги были достойны спокойной жизни. Опьянённые подвластной им силой, безумцы творили ужасные вещи, просто потому что могли. Гаррет морщил лоб, сравнивая их мощь с властью, которой обладали иные богачи. Или церковники. По мановению чьей-то руки вершились тёмные делишки. И для жертв злодеяний не важно, какой именно станет смерть – будь то обезумевший отступник или просто фермер, надравшийся в хлам и вооружённый вилами. Так же не важно как именно ты пытаешься помочь кому-то – щитом и мечом или наслав на бандитов огненную лавину. Если ты за правду, то ты прав. Так он рассуждал. Так пытался подбодрить Бэтани, если видел, что ей грустно. Хороший человек не станет творить дурные поступки.
Их отец был ярким тому примером – всю жизнь он убегал от опасности, но сумел завести семью, найти им дом и заботился о своих детях... Настоящим кошмаром стал тот день, когда Малкольм неожиданно слёг, а вскоре почил навеки. Его смерть стала настоящим ударом для семьи. Двое взрослых сыновей, конечно, никогда бы не позволили матери и сестре голодать. Но горе Лиандры было слишком велико.
Особенно когда неожиданно поползли слухи о надвигающемся Море и все, кто умел держать в руках оружие, потянулись в Остагар. Карвер и Гаррет были в числе добровольцев. Бросать семью без должного присмотра казалось совершенно неправильным, но был ли у них выбор? Карвер бы нипочём не отказался от возможности проявить себя, счёл за оскорбление приказ матери оставаться дома. А Гаррет попросту не мог отпустить его одного. Пришлось оставить родных под присмотром мабари.
Всю дорогу до Остагара младшенький сиял, словно начищенный золотой. Проявить себя – он всегда стремился именно к этому и дулся на брата, постоянно напоминающего о долге и семье.
Среди полуразваленных стен некогда величественной твердыни шансы испытать себя в бою пуще прежнего кружили голову взбалмашному младшему брату, когда как старший предпочитал расспрашивать бывалых вояк об их противнике и готовился при случае вытаскивать обоих из неприятностей.
Как оказалось, не напрасно. Битва при Остагаре позже прославилась в сказаниях не только своей непродолжительностью, но и предательством тейрна Логейна, который намеренно увёл своих людей и тем самым обрёк на гибель короля.
Хоукам повезло – они сражались не на передовых позициях и, под прикрытием некоторых магов Круга, смогли выбраться из этой мясорубки живыми. И немедленно направились в Лотеринг, чтобы увести семью в безопасное место.
Встреча с родными была суматошной. Эмоции переполняли издёрганную мать, бессильно повисшую на шее растрёпанного Карвера. Бэтани встретила братьев более собранной, хоть – Гаррет видел – тоже извелась от неизвестности. Вести о погибели короля дошли до Лотеринга быстрее, чем две пары усталых хоуковских ног. Мыслей, о возможной кончине сыновей и братьев было передумано не счётно. Но не было времени на долгие объятия и вздохи облегчения. По крайней мере, все они были живы и рядом.
Казалось, сборы прошли быстро. Но Порождения Тьмы нагрянули  ещё быстрее. Хоуки были вынуждены бежать, буквально отбиваясь от мерзких созданий и по пути объединив силы не с кем-нибудь, а с семьёй самого настоящего занудного храмовника. Он и на пороге смерти готов был талдычить об отступниках. К слову, Гаррет тогда вышел из себя, когда как «отступница», только что прикрывающая раненного воина церкви, лишь нервно рассмеялась. Перед лицом великой опасности следовало объединить силы, а не тратить пыл понапрасну. Однако даже объединившись, небольшой отряд был практически разбит одним-единственным огром.
Кто бы мог подумать, что покрытый пылью, уверенный в себе Карвер падёт по дороге к спасению?..
Вину за его смерть Гаррет мрачно повесил на себя – он был главной семьи после смерти отца, и за промедление расплатился сполна.
Как они сумели одолеть громадную тварь столь малым количеством – пара воинов, одна потрясённая до глубины души юная магесса и рычащий мабари – остаётся загадкой. После всё произошло быстро. Возможно, от предчувствия скорой смерти в бою у них открылось второе дыхание? Но противников было слишком много. Они лезли буквально из-под земли.
Спасти беглецов могло только чудо.
И оно случилось.
Огромный дракон – именно он поджарил до хрустящей корочки нападающих тварей и... обернулся седоволосой женщиной. Ведьмой из Диких Земель. Гаррет помнил, как заслонил собой мать, велев незнакомке держаться подальше. Её это, помнится, рассмешило.
У них было не много выбора – умереть по дороге в Гварен, разорванными Порождениями или принять условия этой... Флемет. Ради семьи Гаррет был готов на любую сомнительную авантюру.
Казалось бы, несчастья должны закончиться вмешательством столь могущественной помощницы. Но жизнь – это сплошной подвох, - позже вспоминал Хоук слова колдуньи и невесело усмехался. Были переполненный трюм корабля; отчаянье, буквально повисшее в воздухе; качка; бесконечное тревожное море; плачущая у него на руках мать; уставшая, бледная Бэтани; тихо лежащий у ног Крэкс и сжимающая зубы Авелин – Мор унёс жизнь её мужа-храмовника. А ещё было будущее, вырванное буквально из пасти смерти. Поневоле станешь его ценить.
Киркволл не был тем местом, куда им очень хотелось попасть. Лиандра стремилась туда, потому что там был её дом, но их с Бэтани дом остался позади. В тот момент его разоряли Порождения Тьмы.
Прибытие в порт не стало решением проблем. Беженцы прибывали и прибывали, но ворота были заперты. Стража отгоняла несчастных ферелденцев назад к морю. В тот момент Хоук понял, что надо решительно поддерживать расклеившихся спутников и, прихватив сестру и рыжеволосую воительницу, отправился решать проблемы.
Вскоре удалось найти лазейку. Их "знаменитый" дядюшка чудом отыскался среди творящегося беспредела. Как оказалось, он подчистую просадил состояние родителей, но всё же нашёл способ провести родных за негостеприимные стены.
Ценою стали они двое. Он и Бэтани. Атенриль (так звали хрупкую эльфийку с деловым взглядом) согласилась заплатить за вход, взамен получив в своё безграничное пользование воина и магессу-отступницу. На год. Был ещё Мииран, но Хоуку даже издалека не понравилась его физиономия. А особенно мысль, что эта самая физиономия будет ошиваться около его сестры.
Пустяковое задание, порученное «на пробу» - и Хоуки с Авелин наконец смогли шагнуть за ворота Киркволла, оставив позади угнетающие, мрачные Казематы.
Примерно с того дня исчез «Гаррет», уступив место «Хоуку». Теперь по имени его звала только мать, Бэтани чаще называла братом, а остальные. Все. Поголовно. Звали по фамилии. Даже он сам. И правда, со смертью отца и Карвера, Гаррет оказался единственным в семье, кто мог заставить окружающих знать, чего стоят Хоуки.
Чему можно научиться, год бегая по поручениям мелкой контрабандистки, промышляющей всем понемногу? Много чему, поверьте. Выживанию и сарказму, например. Не говоря об оттачивании воинского мастерства в самых тёмных закоулках Киркволла. Многие из приобретённых «талантов» очень хотелось бы оставить в прошлом. К примеру, хотелось начать думать своей головой, прежде чем соглашаться на работу и поступать как велит сердце, а не заносчивая эльфийка. С последней Хоуки едва ли расстались приятелями.
Начать новую жизнь брат и сестра решили с безумного мероприятия, а именно нанявшись в экспедицию на Глубинные Тропы. Это было безумием, но безумием прибыльным. Позволить Лиандре и дальше ютиться в халупе Гамлена, вздыхая о былом величии Амелл и перечитывая добытое кровью завещание? Вряд ли.
Пусть Бартранд (чудо-гном, затеявший эту самую экспедицию) не собирался их нанимать. Но. В двух вещах Гаррет был более чем уверен. Раз - Бэтани незачем соваться в столь опасное место. Два – сам он попадёт в экспедицию любой ценой.
А цена, как заявил брат Бартранда, их новый знакомый и по совместительству будущий деловой партнёр Варрик, была приличной. Целых пятьдесят золотых. К поискам суммы прилагался сам Варрик - безбородый гном со здоровенным арбалетом, неиссякаемым запасом шуточек и всеми данными на роль лучшего друга.

3. Характер:
В «Висельнике», единственном трактире в Нижнем Городе, ходят самые разные слухи о наёмнике из Ферелдена, год оттрубившем в рядах контрабандистов под началом Атенриль. Кто-то шепчется, что этот бородач год назад кинул самого главаря Кровавых Клинков и буквально вчера Миирана нашли в переулке с проломленным черепом. Кто-то хихикает о том, какой конфуз получился, когда тот самый Хоук снял в борделе эльфку, а оказалось, что она (то есть он) – переодетый в платье эльф, и в итоге половину работников «Розы» вынесли вперёд ногами. Кто-то говорит, что Хоук на самом деле маг. Или даже малефикар, а щит для прикрытия таскает на спине.
Так вот. Это всё полная чушь.
Гаррет Хоук – довольно адекватная личность, если вы ему не навредите, само собой.
Он легко сходится с людьми, особенно если они ему нравятся. Не боится говорить то, что думает, не жалея при этом собеседника. Готов поддержать компанию шутками и тостами, обняв за плечи выть песни о хромом храмовнике по кличке Хрогги, участвовать в пьяных дискуссиях о жутко интересном, хоть и совершенно бессмысленном или беззлобно зубоскалить, святотатствуя о неприкосновенном.
Есть несколько фактов о Хоуке, представленных в небольшой брошюрке. Автор – аноним из Нижнего Города. Итак, для эксплуатации:
- Хоук любит простых в общении людей (а так же эльфов и гномов) любого пола, возраста и звания. При условии, что с ними будет интересно и приятно провести время.
- Хоук терпеть не может фанатиков Церкви, кунари с их идеологией, навязанные взгляды, манипулирование и излишнюю брезгливость.
- Хоук недолюбливает храмовников, хоть и знает, что среди них есть неплохие парни.
- Хоук лоялен к отступникам, но вполне готов свернуть шею магу, вздумавшему угрожать безопасности его семьи или друзей.
- Хоуку до  барабана маги крови, если они... (см. предыдущий пункт).
- Хоук не ходит в церковь, так как это место наводит на него зевоту, а церковное пение гарантировано усыпляет. Надолго. И крепко.
- Хоук предпочитает изысканному борделю в Верхнем Городе «Висельник» в Нижнем – тамошняя простота выгодно выигрывает напыщенности и пафосу, а найти себе компанию лучше бесплатно, чем тратить заработанные кровью деньги на шлюх.
- Хоук всегда готов поддержать шутливый диалог или поддеть излишне серьёзного собеседника.
- Но высокомерное обращение тут же заставляет Хоука говорить отрывисто, по делу, обрывая попытки ненужных и витиеватых прелюдий собеседника.
- Хоук одинаково свободно чувствует себя как в грязных закоулках Нижнего Города, так и на широких улицах Верхнего. Косые взгляды – это как мошкара. От неё никуда не денешься, а реагировать – много чести.
- Хоуку смешно, когда кто-то зовёт ферелденцев «собачниками», «собачатниками», «псами» и иными отсюда производными. Его мабари - практически член семьи.
- Хоук терпеть не может, если кто-то пренебрежительно называет ферелденцев болванами, кретинами, идиотами или ещё какими-нибудь словами, выражающими умственную неполноценность соотечественников.
- Хоук бывает опасным – лучше не злить, оно вам надо?
- Хоук – наёмник, но наёмник нынче вольный, так что вполне способен отказаться от работы, попутно высказав заказчику, что о нём думает.
- Хоук бывает милым. Если в хорошем настроении. Или если видит, что вы – старушка-божий-одуванчик, с которой не_милым быть нельзя.
- Хоук бывает занозой в заднице. Если вы ему не понравились. Или если очень понравились и ему охота увидеть, как вы злитесь, это же так ми-ми-мило.
- Хоук любит простую и вкусную еду, ясную погоду, шумные компании с выпивкой, беседы по душам, воинские упражнения и прогулки по дикой местности.
- Хоук не любит скалы, паскудство в любых проявлениях и жаркое из крольчатины.
- Хоук ненавидит шантаж.
- Хоук не прощает предательства.
- Хоук пошлёт вас в пешее эротическое, если вы сорвёте на нём злость. Ну, если извинитесь, решение подлежит рассмотрению.
- Хоук – хороший товарищ. Правда. Если вы с ним на короткой ноге, смело можете просить о дружеских услугах. «Дружба – понятие круглосуточное» - это про него.

Практически всегда его можно видеть в компании младшей сестры, которую мужчина привык оберегать. Ради неё Хоук старается быть настоящим старшим братом, другом и защитником, пусть иной раз может вспылить, но после непременно извинится. С младшим же братом отношения складывались не самые хорошие – Карвер завидовал успехам старшего и вёл себя провокационно, порой доводя до белого каления и вызывая стойкое желание выписать пару затрещин. Ныне Гаррет бы отдал многое, чтобы брюзжащий, обижающийся и обвиняющий его Карвер был жив.
Говоря о семье, к матери относится со всем должным уважением и теплом, а вот с дядей у него весьма двойственные отношения. С одной стороны Хоук прекрасно видит, что Гамлен не такая сволочь, какой хочет казаться, с другой – тот ещё пройдоха, спуску такому лучше не давать.
Для и ради семьи Гаррет согласен переступить через себя, вывернуться наизнанку и станцевать на церковной площади в неглиже. Что бы там ни говорили.
Он – человек искренний. Если на вас наорут, то от всей души. Если похвалят – аналогично. Хоук никогда не подхалимничает и терпеть не может приспосабливаться под собеседника.
Друзей ценит такими, какие они есть, не пытаясь изменить или наставить на путь истинный. Проще помочь влезть в неприятности и выбраться оттуда, чем воспитывать. А обожжётся – быстрее научится думать головой, а не другим местом.
Демон под ребром – вот что мешает Хоуку стать дипломатом. Порой он ведёт себя рассудительно и даже вполне дружелюбно предлагает помочь, но не в случаях, когда помощи просит некто с большими амбициями. Тут все имеющиеся крупицы такта начисто улетучиваются, уступая место Хоуку-который-желает-чтобы-с-ним-говорили-по-делу или Хоуку-который-не-знает-как-прикусывать-язык.
Враги? Они бесспорно имеются. Но решать проблемы Гаррет привык по мере их поступления, а поэтому план прост – враг появляется, враг говорит «тра-ля-ля», враг получает в лоб.
За время своего пребывания в Городе Цепей, мужчина так и не завёл серьёзных отношений. Ещё в Лотеринге Лиандра долго пыталась сосватать ему соседскую дочку, но после бегства прекратила попытки. Не до того ей стало. Сам Хоук не спешит обзаводиться дополнительными членами семьи – «и так проблем выше крыши». Можно добавить, что он однолюб, так что обретя искомое будет это самое «искомое» всячески холить и лелеять. Насколько эти два понятия укладываются в далеко не ангельский характер Гаррета.
Стоит добавить, что Хоук из тех, кто хорошо приспосабливается и выживает. Он везунчик. Было довольно непросто приспособиться к жизни в Лотеринге, проще - к войне, затем был год увеселительных прогулок под неприятным лозунгом «я от Атенриль» и, наконец, вольная воля без собственной крыши над головой. И ни разу Гаррет не отчаивался. Жив? Вперёд, иди в любую сторону.


4. О способностях:
● Умения: мастерски управляется с щитом, не только парируя атаки неприятеля, но и оглушая мощными ударами плашмя. Может на бегу, прижав щит к самому плечу, сбить противника с ног, а после, не церемонясь, добить широким размахом своего топора. Предпочитает рубящее оружие мечу, как более тяжёлое и грубое, наносящее чудовищные повреждения и ломающее кости, если достигнет цели.
Интересовался байками о Пожирателях ещё в Лотеринге. Надеется когда-нибудь стать посвященным в таинство плюющих на боль воинов.

● Прочие способности:
- вынослив;
- умеет читать, писать, считать и даже рисовать карикатуры на досуге;
- способен чинить повреждённые в бою доспехи;
- славится высокой устойчивостью к алкоголю и продолжает эксперименты по развитию сего дара;
- проходил курс «дрессировка мабари для чайников», в этом деле весьма преуспел;
- обладает сомнительной способностью выходить сухим из воды, но это уже не способность, простое везение.


5. Играбельность (тему для поста дает Администратор):
◌ Пост: Тема: Гаррет и Карвер убегают с поле боя, когда видят, что армия короля терпит крах.

- Карвер!
Кровь на лице. Жуткий запах поджаренных заклинаниями Порождений тьмы. Хоукам повезло, что оказались рядом с парочкой магов Круга. Без дистанционной поддержки пришлось бы туго. Мерзких созданий вокруг - видимо-невидимо, иной устанет подымать оружие. Иной запаникует при виде жутких, лишённых кожи рож, с выпирающими зубами и лишёнными век глазами. Но каждый раз, как твоё оружие сносило отвратительную голову, будто чище становилось. Хотя... напротив, землю пропитывала кровь – чёрная, осквернённая и красная – живая.
Кажется, именно этого хотелось младшему. Но нет, Карвер злился на короля. Кайлан утащил с собой на передовую Серых Стражей, а новобранцев из Лотеринга поголовно оставил прикрывать с правого фланга. Гаррету было всё равно где сражаться, он не гнался за славой, попросту выполнял свой долг, защищая земли от угрозы. Но вскоре после того как на башне Ишала запылал припозднившийся сигнальный огонь, понял что происходит. Бойцы вокруг замерли на пару мгновений, вглядываясь в небольшое яркое пятно на фоне чёрных небес. Робкие улыбки и полные надежды взгляды. Пара-тройка голов повернулась в сторону, откуда должны были напасть люди Логейна. И бой продолжился – сначала с двойной силой. У воодушевлённых скорой подмогой воинов открылось второе дыхание. Позже – с отчаяньем: шло время, а тейрн не спешил. На смену поверженным тварям появлялись новые.
И каждый уже понимал, что это значит – никто не придёт на помощь. Их здесь слишком мало. Вкус предательства и приближающаяся смерть повисли в воздухе. А потом жуткий вой пронёсся над Остагаром. Над головами отчаянно отбивающихся людей пронеслась неясная огромная тень. Бойцы в страхе пригнулись. Кто-то упал ничком на землю, сражённый страхом, а после и осязаемым врагом, который никуда не делся. Маги прекратили атаки. Надорванный голос откуда-то слева прокричал:
- Архидемон! Мы все покойники!
- Король пал!
- Бежим!
- Карвер! – снова позвал Гаррет, с усилием прорываясь через сплотившуюся группку врагов. Резкий удар щитом вызвал очередную волну тошнотворной, тупой боли в онемевшей руке – он только что принял на щит удар топора. Мужчина сжал зубы, яростно прорываясь вперёд и не обращая внимания не крики паникующих новобранцев. – Оторвись на минуту!
Младший вскоре обнаружился в кольце визжащих тварей. Он яростно размахивал своим «гребеслом», но было заметно, что из последних сил. В глазах - отчаянная решимость сложить голову в ближайшие две минуты, но только не позвать на помощь брата.
«Упрямый болван».
Порождения подбирались ближе, рассчитывая добраться до парня сзади, и задним сознанием Гаррет подивился слаженности вроде бы глупых созданий. Он уже нёсся вперёд, сбивая с ног всякого, кто оказался на пути.
  - Они стекаются в главным воротам, - хриплый оклик старой магессы нагнал Хоука в шаге от смертоубийства. – Отступаем пока не поздно!
Сразу три гарлока (Или генлока? Он не особенно разбирался в классификации видов) отлетели прочь, сбитые бешеным напором воина. Кажется, ключица протестующе хрустнула, но сейчас было некогда прислушиваться к ощущениям. Мать сойдёт с ума от горя, если Карвер погибнет. О том, что они оба практически на пороге смерти старший Хоук старался не думать.
- Снова строишь из себя героя? – пропыхтел он, прикрывая спину младшего. – Слышал, что маги сказали?
- Я не собираюсь отступать, - оскорблено прошипел Карвер, неловко отбивая слабеющий натиск врага. – Я не трус.
- Нет, ты храбрый покойник, - без обычной насмешки согласился Гаррет, пихая его в нужную сторону. – Лотеринг станет следующим после тебя и меня.
Очередной жуткий вой пронёсся над долиной. Там, на передовой, уже рвали на куски тела павших Стражей, мёртвый Кайлан валялся в пыли, и растущее полчище тёмных тварей готовилось пировать на их костях.
Им повезло, чертовски повезло не умереть героями – Гаррет прикрикивал на брата, чтобы не мешкал. Под прикрытием нескольких магов и группки новобранцев, Хоуки дезертировали с поля боя, чтобы спасти родных от горя и приближающегося Мора. Угроза оказалась сильнее, чем думал король...


6. О Вас, Игрок:
● Читали ли Вы наши правила? Читал.
● Знакомы ли с каноном игры? С играми или книгами? Игры прошёл по несколько раз, книги не читал и не планирую.
● Связь: имеется у администрации