ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Сюда рискуют попасть те, кто долго задерживает пост. Если Вы сюда занесены - позор Вам и стыд! Пишите быстрее пост, пока не стали посмешищем всего форума!
Имя должника - по наведению на ссылку с названием квеста.
"Деловая беседа" - Варрик
"Безумцы не пойдут в обход" - Варрик

Dragon Age: Collision

Объявление







White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Архив 9.33 - 9.37 Дракона » Возвращение к истокам


Возвращение к истокам

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Тип квеста: Личный.
Сюжет: во всем Тедасе пылает холодная, а местами и горячая, война между храмовниками и магами. Маг Вериль, также не оставшаяся в стороне, сбегает из Круга вместе с группой своих сородичей. Они, не особенно горящие идеей умереть от рук храмовников, решаются отправиться к истокам - долийским эльфам, которые, возможно, смогут их принять и помочь. Однако нужно ещё знать места где обретаются кланы, но тут к ним, по счастью, попадается Меррилль с необходимой для них информацией...
Место действия: лесистая местность, леса и прочее.
Год события: 9.37 Века Дракона.
Участники: Вериль, Меррилль
Дополнительно: эльфы-эльфы-эльфы

0

2

Верилия прижилась в Круге. Так многие говорили, так в каком-то смысле считала и она. Изначально, только попав к магам, Вериль то и дело пыталась сбежать. Однако храмовники раз за разом возвращали ее на место, как котенка, который не желает сидеть в своей корзинке. Помнится, этих ребят молодая эльфийка возненавидела пуще остальных. Еще бы, ведь это они притащили ее к «плоскоухим» и не дают выбраться на волю. Но со временем она, как и любое живое существо, приспособилась к новой среде обитания. Она научилась видеть плюсы там, где их казалось бы и нет в помине. «Сторожевых псов» церкви она просто перестала замечать или делала вид, что они старые добрые друзья. Нельзя сказать, что это радовало последних. Ну а Круг… он дает тебе определенные преимущества. Так что да, в каком-то смысле Верилия и правда прижилась там. Маги, да и храмовники, стали ее «кланом», стали почти семьей, пускай и в несколько… «интересной» форме. Круг стал домом, или успешно заменял оный.
Потому-то Верилии было жаль. Да, она мечтала о том времени, когда она соберет вещи и пойдет на поиски долийцев. Но, как часто подобное бывает, чем сильнее она этого хотела, тем неожиданнее стал для нее шанс вырваться на волю. То ли время пришло, и все маги встали на дыбы. То ли взрыв церкви стал хорошим пинком для того, чтобы маги и храмовники зашевелились. Неважно. Важно лишь то, что началась война. И, к сожалению, нейтральную позицию Вериль занять попросту не смогла. Да, первое время она делала вид, что все идет как надо, а попросту не верила, что все примет такой размах. Но потом пришло понимание, что все происходящее – не шутка. И тогда эльфийка грустно вздохнув, скоро собралась в дорогу, увлекла за собой тех учеников, кому могла доверять (и кто доверял ей) и покинула сначала Круг, а потом и Антиву.
Подол платья вновь зацепился за какой-то сучок, выдернув магессу из мрачных мыслей о былом. Тихо ругнувшись, женщина поспешила обернуться к своим спутникам. Учениками они были прилежными и почерпнули от Верилии много знаний, в том числе и знаний различных ругательств на не менее разных языках. Все пятеро как один сделали вид, что ничего не было.
Забавную компанию они должно быть представляют. За кого их могут принять? За бегущих магов? Очень может быть, надо полагать, не она одна взяла руки в ноги и пустилась наутек. Или они больше походят на семью? Да-да, все пятеро ей в сыновья и дочери годятся. Самой младшей – шесть лет. Самому старшему – четырнадцать. Майя – совсем еще ребенок, пусть бойкий и смышленый, но ребенок. Буквально на днях попала в Круг и сразу же оказалась под крылом опеки Верилии. Эльфийка вообще старалась приободрять представителей (и особенно представительниц) своей расы по прибытию в Башню. А эта миниатюрная особа с колючими глазами ко всему прочему напоминала Вериль ее саму в столь юном же возрасте. Лил и Стилл – обеим по восемь лет, прекрасные маги-стихийники. С ними как-то сразу сложились «родственные» отношения, Верилия стала им старшей сестрой. Впрочем, касаясь Стилл, это могло сойти за правду, ибо городсой эльфеныш был такой же белобрысый как и сама магесса. Далее шли мальчики. Энжел – скромный и сосредоточенный, всегда выглядел так, будто его уже «усмирили» (что, кстати говоря, было поводом для шуток), но притом из всей компании он был самым умным. В тихом омуте известно кто водится. Но даже с ним Верилия не глотнула таких проблем как с самым старшим. Марк с самого начала отличался импульсивностью и непредсказуемостью. И это очень беспокоило Вериль. В отличие от всех остальных деток, он отдавал предпочтение… энтропии. И угрожал в будущем стать очень и очень сильным магом. Радовала такая перспектива мало. Уж слишком «нестабильным» был Марк. Эльфийка как могла оттягивала ритуал «Усмирения», всячески выгораживая мальца. Но когда тот начал проявлять живой интерес к магии крови, Верилия поняла, что песенка спета. На ее благо началась вся эта кутерьма с магами и храмовниками. Ну и завершала остроухую семью она – Верилия – мать-одиночка, коли можно так сказать.
- Привал, народ, - махнула рукой эльфийка и показывая пример устроилась на каком-то старом пеньке. «Они устали. Впрочем, не удивительно, навряд ли кто из них столько времени гулял по лесу на своих двоих, если вообще оказывался за пределами города»
Ее миниатюрная стайка, однако, тут же распалась на составляющие. Идти детки устали, но вот силенок на то, чтобы разведать местность (любопытно же!) у них было в достатке. Далеко мелочь не убежит – в этом женщина была уверена. А раз так, то можно было чуток расслабиться и подумать. Подумать вот о чем: она понятия не имела в какую сторону идти.
Долийцы редко подолгу стоят на одном месте. Так что слух, что несколько лет назад где-то в этих лесах был один из кланов, не означал, что оный вернется сюда вновь. Лесов много, а кланов, к сожалению, нет. Так что блуждать Верилии с компанией предстояло долго. И не факт, что они вообще смогут найти долийцев. Им должно либо кошмарно повезти (таки наткнуться своими силами на дозорных), либо… либо им следовало найти знающую личность, что подскажет где искать остроухих кочевников. Вот только где взять такую?
- Ладно, выбора-то все равно нет. Вернее, он есть всегда, но уж лучше мы сотрем ноги в кровь в погоне за своими «корнями», нежели станем падалью. Верно я говорю, а, птах? – негромко обратилась Вериль к своему единственному собеседнику.
Ворон, который решил отправиться в путь следом за «хозяйкой», склонил голову набок, что-то обдумал и выдал утвердительно «кар».
- Вот и я о том же, - эльфийка сделала вид, что поняла речь чернокрылого птица. Это была игра. Она любила говорить с пернатым, слушать его «ответ» и «переводить» на свой язык. Идеальный собеседник. Вроде и ответит, вроде и поймет, но и не тормозит, не осуждает… почти. Но редкие конфликты не в счет.
«Отдохнем здесь минут десять-пятнадцать и двинемся дальше. Местечко хорошее, живописное, однако ночлежку я бы устраивать тут не стала бы. К сожалению, заночевать нам придется в лесу. Вспоминай, Вериль, вспоминай, какого это жить вдали от городов»

+1

3

Её большое приключение с Хоуком закончилось. И... она больше не знала, что делать дальше. Меррилль больше не была одержима мыслями о восстановлении Элувиане, после того, как она избавилась от него, полностью посвятила себя Хоуку. В смысле, в помощи Хоуку. Но после битвы в Казематах, после того как из-за них разразилась самая что ни на есть настоящая война, после того как они сбежали из Киркволла и в конце концов разошлись в разные стороны. Теперь она знала, что чувствовали герои сказок и историй, когда все заканчивалось, но эльфийке приходилось переживать это в ещё более худшей форме. Ведь теперь у неё просто не было цели. Не было клана. Не было близких и друзей. Печаль, беда... И без шуток. Меррилль все то время, что была одна, не могла избавиться от того ощущения, что вот-вот и Варрик вновь заведет свою историю, начав её своими традиционными словами "Без дураков, я там был..." или же Хоук опять отдаст приказ идти за ним, или же Фенрис опять её оскорбит, но... она была одна.
Одна шла по дороге, изредка натыкаясь на хмурых путников. Одна коротала время в шалашике, изредка - где-нибудь в амбаре какой-нибудь деревни. Одна улыбалась встающему солнцу, зеленой траве, щебечущим птицам, но это улыбка была не такой яркой, как тогда, когда с ней были друзья. Куда она шла? Она не знала. Прибиться к какому-либо другому клану Меррилль не могла - наверняка другие сородичи из клана Собре уже рассказали другим о том, что она маг крови и обучалась у демонов, так что теперь она персона нон-грата у всех остальных кланов. Ох, она бы отдала все, чтобы другие эльфы приняли её обратно! Но... она сама виновата. Маргаритка заплатила слишком дорогую цену за обучение, но так ничего и не выиграла, только ещё больше проиграв. Наверное, она бы сошла с ума, если бы не поддержка друзей.
Шум в кустах отвлек её от печальных мыслей. В последнее время Меррилль предпочитала ходить лесами - её чуть было не сцапали храмовники, затем работорговцы, а потом опять храмовники, а затем храмовники и работорговцы вместе, так что даже Варрику было бы не стыдно рассказать историю о том, как она, бесхитростная девочка, смогла их всем обдурить. Но вернемся к шуму. Шум в кустах. Меррилль, бесшумно, как обычно ведут себя истинные долийские эльфы в лесу, подкралась к источнику. Тут же непроизвольно создалась рекурсия: она посмотрела на человека, который смотрел на эльфов, которые... которые, впрочем, никуда не смотрели. Плохая рекурсия.
Человек был по виду типичным неотесанным крестьянином, который всем был недоволен и вечно хотел поживиться. Ленивый, злой, тупой, но хитрый. И расист. Меррилль не любила таких. А ещё он так нехорошо потер руки... Ну да, эльфы. И судя по посоху, одна из них - маг. Какая беда... Он доложит о них храмовникам, а их закуют в кандалы или, чего ещё хуже, убьют. А ведь среди них - дети. Ох, Ужасный Волк...
Нож как-то сам собой лег ей в руку, но она не решалась поступить так. Это, как-никак, бесчестно, пускай она и спасет ни в чем неповинные жизни. Но не в стиле Меррилль... Как бы решив прекратить душевные метания эльфийки, боги велели сделать так, что крестьянин повернулся. Его лицо тут же исказилось в жуткой гримасе и он попер на Меррилль с вполне понятными намерениями. Удар! И человек повалился замертво, не успев издать и звука. Вернее, успев, с треском начиная ломать кусты, но, по счастью, маги этого не видели. Поняв, что они все равно пойдут узнавать, Маргаритка быстро спрятала нож в котомку, не успев ужаснутся содеянному, и сама вышла к ним, держа руки на виду.
- Спокойно. Я... не желаю зла. - и того человека она только что убила не со зла. Как и пару сотен людей, эльфов, гномов, кунари, скелетов, пауков, порождений тьмы и демонов. Не каждый умеет убивать не со зла. Она ещё раз окинула компанию взглядом, встречаясь с осторожностью и страхом. И не было презрения. Как хорошо, что они не знают её.
- Никогда не видела такую компанию. У вас экскурсия по лесу? Здесь, конечно, красиво, но... - о, что ты несешь, Мерриль? Ты же только что пару минут правильно думала, что они сбежавшие маги. - Здесь красиво, но опасно. Что привело вас сюда?

+1

4

Минус пригожего денька в том, что он очень сильно расслабляет. Сколько бы дел ты ни переделал, какие бы планы у тебя ни были, стоит на секунду остановиться, наполнить легкие свежим воздухом с запахом лесных трав, и все – считай, что пропал. Ничто тебя не волнует, все кажется второстепенным и неважным. А уж если планов и вовсе никаких не было, то сам Создатель велел прилечь где-нибудь и полюбоваться небом, или ветками деревьев, которые стараются это небо скрыть.
Верилия прикрыла глаза, вдохнула аромат леса и поняла, что остановка будет чуть длиннее. Право слово куда спешить? Дано догнать долийцев? Значит догонят. Не дано? Так зачем же из сил выбиваться? Да-да, магичку попытались куснуть мысли, что в любом случае нужно будет искать ночлег, еду, питье, да и ополоснуться бы не мешало. Но мысли эти попросту не достигли своей цели. Вериль мягко их оттолкнула и погрузилась в полу-сон, вслушиваясь в звуки природы. Как же она давно не слушала лес. В детстве он был таким родным и дружественным. А сейчас он чужой и… напряженный. Ей он не доверяет. Резонно, ибо она тоже не знала, что ее с детьми здесь поджидает.
Резкий вскрик и шум упавшего тела, ломаемых кустов заставили эльфику быстро привести себя в «боевой режим». Она еще толком не успела открыть глаза и отойти от своего сна, как уже стояла прикрывая собой детей и сжимая в руке посох. Ни дать ни взять волчица, почуявшая опасность. Детки, к слову, тоже повели себя как волчата. Девочки шустро юркнули за спину «волчице», а мальчики встали рядом. Марк, само собой, даже чуть вперед выдвинулся. Нет, похвально, что он стремиться защищать свою новоявленную семью, но головой-то тоже думать надо.
Ворон, которому очень не понравилась неустойчивость мира (а точнее, то что хозяйка так внезапно соскакивает с насиженного места), взлетел вверх и теперь нарезал круги над головами магов и… и тех, кто был в кустах. Верилия расслабилась и опустила посох еще до того как к ним вышла нарушительница спокойствия. Почему? Были бы то храмовники, они бы сразу кинулись на магов, как только поняли, что их раскрыли. Нет, тот, кто был в кустах, явно не нес в себе угрозы. Сейчас, во всяком случае. И действительно. Из потревоженных кустиков вышла эльфийка. Босая, с валласлин на лице и крайне дружелюбная.
Женщина слегка наклонила голову набок, разглядывая новоприбывшую, а заодно и то, что приоткрылось у той за спиной. Судя по всему, она была долийкой. Но либо долийцы изменили своим правилам и перестали выставлять дозоры, либо они взяли за правило помогать блуждающим в лесу эльфам и магам, либо… либо эта девушка не такая уж и долийка. Последнее казалось более вероятным, ибо что первый, что второй вариант были первосортной бредятиной.
- Не подходи! – Марк сделал шаг вперед, явно готовясь не то испугать эльфийку своим грозным видом, не то броситься на нее с кулаками. Как приметила магесса, заклинания никто из деток не читал. Чтож, хоть в этом плюс. Молодой эльф говорил громко, но голос и, что более, поведение выдавали его с головой. Марк боялся и в отличие от остальных даже не думал взять свой страх под контроль.
- Успокойся, Марк, эта милая леди не причинит нам вреда, - эльфийка из Круга сделал пару шагов вперед и положила руку на плечо воспитаннику, призывая его к спокойствию.
- Коли желали вы нам зла, вы бы просто прошли мимо, - светловолосая кивнула за спину новоприбывшей эльфийки. – Сдается мне тот, кто распрощался с благами земными, не из добрых побуждений смотрел на нас. Ma serannas.
Вериль учтиво склонила голову в знак своей благодарности и отвесила легкий подзатыльник Марку. Поколебавшись мальчишка буркнул «Извините, спасибо» и кивнул. Девочки постарались повторить слова учительницы. Энжел промолчал («Как обычно» отметила про себя Вериль), но голову склонил и, кажется, даже улыбнулся.
- Жизнь нынче стала для магов куда сложнее и, одновременно, куда проще. Мы дорого оплачиваем свою свободу. И данное место не более опасно, нежели другие подобные ему. А ищем мы свои истоки, - эльфийка улыбнулась. Открыто и почти дружески. – Так что, да, в каком-то смысле мы на экскурсии.

Отредактировано Veriliya (2013-12-19 18:41:27)

0

5

- Andaran atish’an. - она поприветствовала их. Не была удивлена их словам - как-никак магесса была эльфийкой, да и те, кто был мудр и неагрессивен по отношению к долийцам, могли спокойно узнать традиции кочевников. Не все, конечно, некоторое все-таки остается довольно личным и чужакам-шемленам нельзя доверить, но все-таки.
- Я... Меня зовут Меррилль, из... - "у тебя нет больше клана, Меррилль. Ты же сейчас изгнанница." - пронеслось в голове. "И ты сама в этом виновата." Тоже правда. Но они, как уже говорилось, не знают обо всем этом. А она не расскажет. Словно убийца, мучающийся от того, что она совершила, и...
- Мерриль из долийских эльфов. - её изгнали из клана, но это не значит, что изгнали из долийцев. Не нарекли плоскоухой и тому подобным. И... она слишком заморачивается на этом. Да. "Хватит думать об этом. Что было, то было. Ты опять ввергаешь себя в пучины отчаяния... А Хоука рядом нет, чтобы поддержать тебя. Нужно быть сильной". - Отправлялась в Амарантайн, на корабль.
Она сделала рукой жест, подзывая к себе Вериль. Затем показала ей в сторону кустов, стараясь сделать так, чтобы молодые эльфы ничего не увидели.
- Шемлен был там, в кустах, и я его... Думаю, он бы рассказал про вас. Крестьяне никогда не любили магов и эльфов, а уж их смесь - подавно. Он бы сдал вас храмовникам. - за время, проведенное с Защитником, ей удалось немало узнать про все эти хитросплетения и то, что деньги, эти блестящие монетки, очень нравятся людям. Гномам, кстати, тоже, но благодаря Варрику, единственным гномом, с которым Меррилль тесно общалась, она относилась к коротышкам более дружелюбно.
- Мне кажется, у целой группы эльфов-магов без сопровождения храмовников есть только одна цель. - она заглянула в голубые глаза магессы. - У одного из долийских кланов должна быть остановка в этом лесу, как раз в это время года. Я... мне не нужно спешить в Амарантайн, он может и подождать... Думаю, моим долгом сейчас является помочь вам.
Помочь? Отвлечься от мыслей. Вновь окунутся в приключения. Взглянуть ещё раз на братьев-долийцев. Может быть даже погибнуть героической смертью. Но это на крайний случай.
- Стоянка в дне пути отсюда. Я могу отвести туда, если хотите. - так, что нужно помнить об этом лесе? Ах да, точно. - Но этот лес славится своими хищными пауками, так что будьте настороже.

0

6

Брови магички слегка приподнялись. Светловолосая была удивлена и даже не немного. Она посчитала, что девушка-эльфийка вышедшая к ее группе сейчас – Меррилль – является долийским эльфом. Собственно она то и подтвердила представляясь. Смущало другое. Все долийцы аки клещи цеплялись за свою историю, свой язык и пуще того – за свой клан. Далеко за примером не ходи – Верилия пусть и потеряла свой клан, тем не менее чтила его и даже «оплакивала» каждый год. То, что Меррилль, не сказала из какого она клана, было поводом для удивления.
Была пара оправданий такому поведению. Первый и самый пессимистичный (потому и не любый магичке): эта эльфийка подослана, чтоб заманить их в ловушку. Да позади нее лежит «нечто», что скорее всего является телом. Не оправдание. Времена такие, что пешками могут и пожертвовать лишь бы выиграть партию. Второй, более мягкий, но и более обидный вариант: Меррилль просто не увидела в собеседнице долийку. Ну да-да, на лице у Верилии этого не написано (в буквальном смысле). Но все равно же обидно! И третий путь: этой особе было что скрывать. Опять же сама Вериль была далеко не такой примерной магессой, какой себя выставляла при храмовниках и прочих. У каждого свои скелеты в шкафу.
«П-хах! Нет, интересно было бы послушать ее историю, но раз наша новая знакомая не хочет о том говорить, лучше не допытываться»
Последовав за Меррилль магичка махнула своим встрепанным «волчатам» оставаться на месте. Мертвый человек не вызвал в душе каких-либо ярких вспышек чувств. Ни жалости, ни ярости, только, пожалуй, всплеск горделивого самодовольства: ха, я-то жива, а ты – нет, и никакие твои права и свободы не изменят эту картину. Полюбовавшись на поверженного врага (да, для Верилии все люди в большей или меньшей степени оставались врагами), недо-долийка повернулась к собеседнице.
- Вы довольно проницательны. И наблюдательны, - протянула эльфийка. «Никак много времени провела среди этих» - Люди не упускают своей выгоды. И, в отличие от всех остальных дельцов, их не смущает ни грязь, ни кровь, ни перспектива запятнать свои честь и гордость, если предположить, что у таких оные качества имеются. Мы благодарны. Лично мне не очень хотелось бы играть в салочки в лесу – я выбрала не ту обувь.
Верилия весело усмехнулась и сделала шаг к трупу дабы, во-первых – разглядеть лицо, во-вторых – проверить карманы. Казалось бы гордого эльфа, да еще и мага вряд ли толкнешь на подобные действия. Но несостоявшаяся Хранительница давно поняла, что завышенные идеалы и брезгливость лишь затрудняют жизнь. А монеты… деньги есть деньги, мало кого заботит откуда они у тебя и почему от некоторых пахнет свежей кровью.
- Тц… Да… Ни карманов, ни денег. Теперь я еще больше убеждаюсь в теории, что данный шемлен наблюдал за нами исключительно с корыстной целью. Печально, а я уже размечталась о тайном поклоннике.
Дети, если бы видели чем занята их наставница, скорее всего, не удивились бы. Уж кому не привыкать, так это городским эльфам, а таковыми и были все воспитанники Верилии. А вот Меррилль могла не оценить порыва мага поживиться. Пришлось спешно оправдываться.
- К сожалению манер у меня нет, ровно как и уважения к мертвым. Но вернемся к нашей теме. Да, отыскать наши истоки было бы весьма неплохо, - магичка усмехнулась. – Раз вы предлагаете помощь, пожалуй я буду такой наглой, что приму ее. Оу, да, меня кличут Верилией. Того, что постарше – Марком. Темноволосого молчуна – Энжелом. Блондинку – Стилл, рыжую – Лил, а самую младшую – Майя. Кстати, можно на «ты».
Встав с корточек (а как еще осмотреть тело?), белобрысая колдунья поправила свой «хвост» и тут же начала раздавать указания молодняку. Кому какие заклинания держать наготове, вернее в уме (а то ведь ненароком и запустят молнию кому под… основание хвоста), в каком порядке идти и к чему прислушиваться. На все про все пять минут – не более. И то Марк не горел желанием замыкать процессию и решил спорить. Пока Верилия объясняла, что во время эпичного сражения с местными тварями (хотя искренне хотелось бы этого избежать) никто не будет забирать его – Марка – кусок славы, условно домашнему ворону надоело кружить и он спикировал вниз. Уселась птица на ветку максимально близко к новой знакомой. Труп его не прельщал и заставлял брезгливо воротить клюв. Но желание поживиться – выклянчить у девушки что-нибудь вкусненькое – заставило его приземлиться. Сказав свое извечное «кар» птиц воззрился на Меррилль своими черными бусинками глаз. Смотрел выжидательно и чуток нетерпеливо, словно эльфийка сама обязана была догадаться чего ему надобно.

0

7

К мародерству Меррилль отнеслась с равнодушием - как-никак Хоук был тем ещё любителем обыскивать трупы убиенных им врагов, а также обыска различных злачных мест. Вы бы видели лица киркволльских продавцов, которые хоть и с отвращением, но покупали целые груды хлама - сломанные клинки, луки и посохи, кусочки драгоценных камней, рваные штаны, кольца с ядами, пустые бутылки из под дорогих вин... Конечно, платили за это сущие гроши, но на эти гроши Гаррет делал своим спутникам милые сердцу подарки - вспомнить хотя бы ту резную фигурку галлы, которая до сих пор грела её душу.
- Приятно познакомиться со всеми вами. Меня зовут Меррилль. - с немного рассеянной улыбкой произнесла эльфийка, оглядывая детей. Затем наблюдала на то, с какой умелостью и уверенностью Верилья организует детей, и поняла, как им с нею повезло. И повезет ещё больше, если вся их дружная компания дойдет до лагеря долийцев - кажется, здесь должен был быть как раз тот клан, которому помогал Герой Ферелдена.
Путешествие началось.
- Хранительница Ланайя с пониманием отнесется к вам - она и сама родилась не долийкой, а пережила ощутимые трудности, попав к своему клану. - решила как-то разбить сложившуюся тишину Меррилль спустя час гнетущего молчания. Время от времени она поглядывала на группу, особого взгляда удостаивался ворон Верильи, весьма умная птичка, напоминавшая ей грифончика. Проницательный взгляд пернатого предавал ей сил, это очень помогала, учитывая, что долийка ощущала себя неуверенно в роли ведущего. Нет, конечно, они не заблудятся, эти леса она знала намного лучше, чем злополучный Киркволл, и сделает все, чтобы привести их к цели. - Вы, спрашивайте, если вас что-нибудь интересует, и затыкайте, если я уж слишком разойдусь.
Первое препятствие вскоре дало о себе знать - вокруг их пути начала наблюдаться паутина, а совсем скоро начали раздаваться характерные звуки: шипение, щелкание, движение желваков. Это было тем, о чем Меррилль предупреждала в самом начале их разговора.
- Пауки. - Меррилль подняла над собой посох, который начал светиться ярким пламенем - твари не любили света, однако в большом количестве это не становилось для них особым препятствием. Взмах - и огненный ком полетел куда-то вверх, сбивая с ветки особо крупного паука и заставляя его корчиться от мучительной боли. - Будьте осторожны, не дайте себя связать! И уж тем более опасайтесь их яда!

0

8

Возмущенного шепота, охов и негодования по факту обыска карманов мертвеца не последовало, что очень порадовало не слишком честную и правильную в данном плане эльфийку. Это же дало ей новую информацию о своей спутнице. Сама девушка, представившаяся как Меррилль, вряд ли могла заниматься мародерством. Во всяком случае, представить ее за этим занятием было сложно. Но то, что такая милая особа никак открыто не возразила против действий магички, означало, что она либо привыкла к таким вещам, либо ей было все равно. И то и другое было только на руку Верилии. Угнетало лишь то, что никакой прибыли труп не принес. В смысле материальной прибыли.
Ворон, устав наблюдать за остроухой компанией, а попросту так и не дождавшись вкусных подношений, взлетел куда-то ввысь. Магичка отвлеклась на шорох крыльев и проводила своего пернатого друга взглядом. Ей все время казалось, что вот-вот придет момент, когда птице надоест к ней возвращаться. Внутренне Верилия готовилась к такому повороту. Но все равно знала, что эту потерю ей будет перенести тяжело. Что вообще было довольно смешным фактом. Верилия почти никого не любила, ни к кому не привязывалась, потеряй она сейчас одного из учеников ей было бы скорее досадно, нежели действительно жаль. Горе ее один раз уже убило. И из того пепла возродилось новое существо, более сильное, более проворное. Эту тварь потери не покорежат. За очень редким исключением.
Шли в тишине. Вериль думала о своем вороне, слушала лесные звуки, давя и одновременно радуясь всплывающим далеким воспоминаниям. Дети тоже молчали, но по иной причине. Старшие напряженно вслушивались в каждый шорох, готовые к драке хоть в эту же секунду. «Практики нет» отметила магичка, оглядываясь за спину на свою стайку. Ну а откуда взяться этой практике, когда дети жили сначала в эльфинаже, а потом в Башне Круга? Это голубоглазая колдунья тоже понимала. Старшие девочки тихо перешептывались меж собой, чем раздражали напряженную мужскую часть компании. Младшая же поступила вполне флегматично: расслабилась и крутила головой, изучая внезапно открывшийся перед ней мир.
- Мне бы ваш оптимизм, - хмыкнула Верилия, с удовольствием поддерживая начавшийся разговор. – Схожие истории не означают - как бы это выразиться? – схожесть характеров и точно не способствуют взаимопониманию. Может она сочтет меня гончей Круга, шатающейся без хозяина? Впрочем, да, детям в вину ставить нечего. Они молоды и из них может вырасти кто угодно. Так что мы в любом случае должны найти долийцев.
Идти было достаточно легко. Посох, как давно заметила Верилия, был куда более уместен при дальних переходах, нежели латы и мечи. Опираясь на свое оружие, магичка переносила на него часть своего веса. Давно, кажется целую вечность назад, когда она отправлялась на какое-то задание в компании храмовников и их ждали пешие переходы, она всегда тихонько злорадно посмеивалась: она – мелкая и слабая – шагала куда бодрее их – сильных и больших.
- Не волнуйся по этому поводу. Поговорить я люблю.
Паутина вызвала у магички любопытство. Она помнила о чем сказала Меррилль в самом начале их маленькой миссии. Искренне не хотела проблем для себя и своих друзей. Но с кошки не смыть полос, а Верилия не изменит своим принципам. Конкретно – любопытству. «Какие же они по габаритам?» Воображение стало рисовать различные виды пауков самых непредсказуемых размеров. Паутина – визитная карточка паука. Изучить бы этих тварюшек… «А вообще интересно, можно ли собрать их яд и сколько бы такой стоил на рынке? А вдруг пригоден для магических экспериментов?»
Членистоногие видимо не доверяли мнениям посторонних в поставленных вопросах. И как истинные эксперты поспешили разъяснить Верилии ответы на практике. «Какие интересные создания!» мысленно присвистнула магесса, увидев первое создание. Страха как такового не было. Эх, вот заморозить бы такое создание. А лучше парочку. С разрезами, различных позах…
- Хорошо. Слышали, детки? Зверушек не мучаем!
Магесса весело хохотнула, оглядывая количество вражеских тварей. Посох стал светиться едва заметным голубоватым светом, в котором мелькали линии, что связывались в рисунки или распадались на ломанные прямые. Она – Верилия – выбрала небо. Землю в Круге изучали не с той стороны. Но небо… небесный огонь… Молнии и бури были любимыми заклинаниями магички.
Самым сложным было предугадать как пойдет ее молния. Та была как голодный зверь, одной цели ей было мало, нужно было урвать кусок у как можно большего количества врагов. Хоть чуть-чуть, но цапнуть. От врага, от друга – не важно. А вот Верилии – напротив. Потому и нужно было угадать, как пойдет заклинание. Навершие посоха стало светиться ярче, теперь на нем отчетливо плясали разряды. Спустила магичка «своего зверя» на тварь, которая приземлилась в двух шагах.
Заклинание имело форму и «поведение» скорее змеи, чем волка или еще кого. Заклинание извивалось, впивалось в пауков, душило их своими «кольцами» и рвалось к новой дичи. С каждым последующим «налетом» этот змей-из-молний становился все слабее и слабее. Но может пауки поймут, что эта кусачая компания им не по жвалам?

+2

9

Кажется, у пауков давно не было хорошего плотного обеда, потому что атаковали яростно, безрассудно и не думали отступать. "Убей и поешь или умри" - это было, наверное, их девизом. Установкой. Главной мотивацией. Хотя... это же просто безмозглые членистоногие. Но весьма упорные. И хитрые.
- Они весьма... настойчивы. И их очень много. - опасливо проговорила Меррилль, глядя на все прибывающих и прибывающих пауков. Рядом шипели молнии, и эльфийка невольно вспомнила Андерса. И Хоука. Ох... Она вдруг почувствовала себя неуверенно, понимая, что их нет рядом. Нет их яростных кличей, поддержки в трудную минуту... Ох, Ужасный Волк, сейчас не время для ностальгии! Это только мешает!
Пауки стали подходить к ней слишком близко, и, дабы уберечься от их ударов, долийка "покрыла" себя каменными доспехами. Вовремя, учитывая, с какой силой подкравшийся сзади "спайдер" ударил своим жалом, и если бы не камень, то... как бы то ни было, сильный удар посохом прикончил наглеца. В голове пронеслась мысль о том, чтобы применить магию крови, дабы разорвать тварей на части изнутри, но Маргаритка тут же отмела эти мысли: во-первых, нельзя было показывать её беглецам, во-вторых, у пауков не было крови, которой можно было управлять.
- Они возьмут нас числом. Такое чувство, что все пауки леса сюда сбежались.
Что-то хрустнуло, и, подняв голову, она увидела просто поистине огромного паука. Чудовищно огромного. Старого, матерого, со шрамами на теле, с перебитой лапой - кажется, уже были герои, пытавшиеся сразиться с этой тварью и им не повезло. Посох нагрелся просто до неприличия, Меррилль встала в боевую стойку, но тут сзади раздался крик и она машинально повернула голову на звук. Одного из учеников Верильи, Марка, пауки опутали своей паутиной. Эльфийка взмахнула рукой, чтобы помочь парню, но... не стоило ей выпускать того паука из виду.
Почему? Потому что она только что повторила судьбу Марка и липкая нить опутала её с ног до головы. Другой паук выбил из её рук посох, и большой паук начал усиленно её опутывать. Противно. Мерзко. Тепло. Если она выживет, то придется основательно постараться, чтобы отчистить одежду и волосы от этой мерзости. Толчок - и её сбили с ног и поволокли - как известно, пауки не сразу едят её добычу, живые существа слишком жесткие до того, как их обработают специальным ферментом.
"Ножик". - пронеслось в её голове. Пора ему порезать что-нибудь более стоящее, чем плоть. Было трудно, очень трудно, потому что тело волокли, его били о все попадающиеся на пути камни, а порой и поднимали в воздух, но она смогла протиснуть руку вниз, к карману, и достать оружие. Главное - не терять сознания. Главное - не умереть. Ей нужно дойти... до конца. Нужно помочь этим эльфам найти долийцев. Так бы поступил Хоук. Он бы... гордился ею.
Когда Меррилль прорвала свой "кокон", то остальных не было в поле зрения, лишь доносились их крики. Паук, этот огромный, матерый "вожак", завис над нею своим большим брюхом... Посоха рядом нет, как и нет времени на лишние размышления - и вот нож вновь режет по гладкой коже, и кровь льется по теплой паутине... а затем превращается в самый что ни на есть адский огонь. Огонь охватывает тварь, старательно обходя эльфийку, поджаривает паука до хрустящей корочки...
- Давно... не пользовалась ею. - оторвав кусок паутины, долийка обмотала рану. Сошлется остальным, что её ранил паук. Остальные... - Ох, Ужасный Волк!
Опомнившись, Маргаритка стремглав понеслась туда, откуда её уволок паук.

0

10

Первая цель, которую преследовала магичка - выжить самой. Вторая - отвлечь на себя как можно больше этих тварей, чтоб ее ученики могли сами за себя постоять. Эти две цели противоречивы? О, да, и никак иначе. Верилия всегда шла по острию, время от времени балансируя, склоняясь то к одной, то к другой стороне. Но никогда не падая. не срываясь. и не калеча свои ноги об острую поверхность, на которой приходилось танцевать свою жизнь. Она всегда вставала так, чтобы преследовать разные, едва ли не противоречящие друг другу, цели. И эта белобрысая сволочь (как ее некоторые называли) с успехом добивалась того, чего хотела.
- Ха! чую, что сегодня популяции пауков будет нанесен весьма серьезный удар, - как можно веселле крикнула Верилия, посылая в членистоногих очередную молнию.
Однако ситуация складывалась весьма неудобная. Меррилль была права, пауков было много. Слишком много для их маленького отряда. Светловолосая быстро просчитывала варианты. Уйти представлялось возможным. Но тогда пришлось бы бросить детей и эльфийку. Не вариант. Она уже решила, что вытащит своих остроухих щенков из этой передряги. Это какой же удар по гордости, коли она проиграет! Да и лишившись сопровождения, далеко она уйдет? Нет, она выйдет из леса, но времени у нее уйдет предостаточно.
Что там еще? Героически погибнуть? Пха! Вы явно не знаете Верилию. Вариант всплыл и тут же лопнул как пузырь воздуха, добравшийся до поверхности воды. Эльфийку такая мысль позабавила. главным образом своей неосуществимой природой. Да чтоб она бросилась спасать других ценой своей жизни? Никогда! Эгоистично? Да-да, слышали. Плюс в том, что Верилия не просто умела выживать, она еще и других за собой тащила за шиворот. Вот пусть все этим и довольствуются.
Можно было применить свое любимое заклинание и вызвать здесь настоящую буру. Ага, ту самую, когда с неба хлещут колючие "плетки" дождя и танцкют, изгибаются черные воронки небольших, но смертоносных смерчей. Пауки, какими бы голодными и тупыми они ни были, все же оставались животными (членистоногими тварями, если быть точнее). Какой зверь выйдет из своей норы, коли погода, само небо хочет тебя убить? После этого заклинания они обязаны были скрыться. Хотя бы на время. Да вот минус: такое погодной явление, тем более над одним местом, хорошо видно. Надо им сейчас чужое внимание? Да нет конечно.
Можно было пожертвовать кем-то одним. Тогда бы почти вся группа вышла относительно целой. Но, кажется, уже упоминалось как Вериль относится к незапланированным жертвам? Оставалось одно: отвлекать на себя противников, забыть на время об остальных и, заняв хорошую позицию, методично вырезать врагов. Хорошая позиция в понимании Верилии была той, что позволяла обезопасить себя с как можно большего количества сторон. Так и оборону держать проще. Вот и вернулись к тому, с чего начали. В поставленых целях крылись все ответы и решения.
"Пр-р-р-роклятье! Ребятки, вы начинаете мне надоедать" Верилия прижалась спиной к дереву, да так, чтоб прямо над най была большая крепкая ветка. Защита, прямо скажем, хилая. Зато незаметно на нее никто не спрыгнет. А если враг приземлится на ветку, то по листочкам и кускам коры (даже самым маленьким) магичка поймет это. Силы начинали уходить. А поскольку лириум они с собой не прихватили, ману приходилось востанавливать старым безотказным способом - просто ждать. В эти моменты эльфийка доказывала всем желающим, что посох она держит не просто так. Один меткий удар такой штукой и тупая членистоногая тварь лишалась глаза или лапы. Во всяком случае именно на удары по этим местам пауки реагировали очень злобно. "Жаль, что кроме тупой боли, я вам этим способом ничего сделать не могу"
Крик. Он отвлек магичку и она едва не пропустила подарок в виде паутины. Пришлось уверить местных зверушек, что она не слишком рада таким подношениям. Молния с диким удовольсвием, как показалось Верилии (или это она испытывала такие чувства?), вгрызлась в тела нападавших, отнимая оставгиеся крохи сил, отнимая жизнь. С мерзким визгом гигантские существа падали на землю и скрбчивали лапки, словно желая свернуться в комочек. "Очаровательно. Вот в таком виде вы мне нравитесь куда больше"
Меррилль куда-то пропала и это заставило магичку грязно выругаться. Марк с яростным криком пытался выпутаться из кокона, в который его заботливо пеленал один из пауков. Остальные сбились в кучку - спина к спине и как могли "отстреливались". Злость и радость смешались в магичке, заставив оскалиться в совсем уж неприятной улыбке. "Хотите посмотреть на Мага Круга в действии? О, я буду столь любезна, что дам вам эту возможность"
Пожалуй даже хорошо, что Меррилль здесь не было в этот момент. Иначе пришлось бы объяснять откуда магичка знает заклинание Хранителей. Уперев посох в землю, сжав его обеими руками, магичка прикрыла глаза, сосредотачиваясь. "Получите!" Корни вырвались из-под земли, протыкая пауков, разрывая на части, заставляя отступить от остроухих осажденных детишек. Единственный, кому не могла сейчас помочь Верилия - Марк. Его уже куда-то утаскивали пауки.

+1

11

Бежать-бежать-бежать-бежать. Хотелось убежать от всего мира... по крайней мере от этих пауков, продолжить свой путь, путь в никуда подальше от Киркволла. Зачем она начала помогать этим эльфам? Ах да... Неважно. Не время для самокопаний, обстановка не очень подходящая - все-таки хоть и в не очень хорошем, но более-менее уютном домике в эльфинаже думается о своем лучше, чем во время битвы с пауками.
Бежать. Она бежала, так стремительно как никогда в жизни ещё не бегала, совсем не заботясь об усталости и правильном дыхании. К счастью для неё, то представление, что устраивала Вериль, было для Меррилль что-то вроде путеводного маяка, и эльфийка без ошибок бежала к ним. За ней гнались пауки, но ей было не до этого... пока не до этого. Без посоха ей оставалось только использовать магию крови, а причины, по которым она не хотела прибегать к ней, уже были много раз сказаны.
Вот полянка. Вот прислонившаяся к дереву Вериль. Вот её посох, слегка заляпанный паутиной. Вот одного из эльфов утаскивают пауки. Пауки. Пауки-пауки-пауки. Их слишком много. Они их не победят. Будь с ними Хоук, то победили бы. Но никого не было. Ни Варрика. Ни Изабелы. Ни Андерса. Ни даже Фенриса. Она одна. Она может полагаться только на себя.
Посох в её руке. Мерриль на мгновение закрыла глаза, затем, вслепую, ударила посохом приблизившуюся к ней тварь, открыла глаза. Выбора нет. Ей не привыкать.
- Абелас ар, Верилья. И все вы. Но это ради вашего же спасения. - нож, все ещё бывший в её руке, с силой полостнул по запястью. Вновь потекла кровь, бывшая Первая почувствовала странное ощущение, как силы одновременно и наполняют, и покидают её. Нет, она не обращалась к демонам, она просто с помощью своей крови подкрепляла свои силы... до бесконечности. Дабы использовать заклинания без остановки на передышку.
Пауки, которым не посчастливилось быть к ней близко, темными щупальцами притянуло к эльфийке, а затем разорвало на части. Потом земля словно сошла с ума и начала ходить ходуном под членистоногими, погребая и раздавливая их. Огромные волны земли ходили туда-сюда, весьма избирательно минуя эльфов и нападая только на пауков. Раздался хруст - и облепленное ими дерево начало падать, сломленное на корню, и те, что не погибли при падении, были добиты все той же землей.
Через три минуты все было кончено. Большая часть пауков была уничтожена, часть - бежала. Меррилль только что уничтожила большую часть их популяции и восстановятся они только через пол-года. Увы, Марку помочь не удалось и бедному парню, кажется, была уготована судьба сгинуть в логове этих тварей.
Тяжело дыша, Меррилль упала на колени, лбом упершись в посох. Подняла голову, поглядела на детей. Ужас в их глазах, такой знакомый... ну да, магия крови же, то, чему их всю жизнь пугали и что только что спасло их жизни. Долийка перевела было свой взгляд на Верилью, но вместо этого увидела... наконечник стрелы, направленный на неё. Эльфы-дозорные.
Их было около пяти штук, с оружием наперевес. Их не мог не привлечь шум и обилие пауков, и поэтому они были здесь. Они наблюдали за схваткой, но даже и не подумали, чтобы помочь.
- Плоскоухие. И изгнанница из клана Сабре, которая только что применила запретную магию. - с презрением произнес тот, что держал на прицеле Меррилль. Она же, то ли от усталости, то ли от отчаяния, вновь опустила взор на землю.

0

12

«Ах, как нехорошо получилось» со сравнительно небольшой долей горечи подумала эльфийка. К сожалению, жизнь всегда вносит коррективы в планы. И ей глубоко наплевать на то, как тщательно те были составлены, как были продуманы шаги и что учитывал составивший их эльф. Верилия была достаточно взрослой женщиной, чтобы понимать это и не кипеть понапрасну. Но все равно было жутко обидно, что планы сорвались из-за безмозглых тварей. Впрочем, эта проблема была знакома многим здравомыслящим людям, эльфам, гномам и кунари.
Да, Марка было жалко. Такой талант, такие амбиции, такое стремление к «запретному». Жалко-жалко, из него мог выйти толк. Ну да ничего не попишешь. Магичка сильно сомневалась, что Марк попался паукам по чистой прихоти судьбы. Наверняка он хотел показать себя или думал, что в одиночку одолеет членистоногих существ. И то, и другое было ошибкой. Так что если он по своей глупости высунулся из тесного «комочка», в который сбились воспитанники эльфийки, то можно было порадоваться одному – это была последняя глупость в его жизни. Ну а если он хотел защитить остальных ценой своей жизни, поздравляем – ему это удалось.
Кидаться следом за пауком, утащившим паренька, Верилия не спешила. Она только-только отбила своих «волчат» и терять их – менять на одного единственного – нет, спасибо. Руки слегка дрожали. Маны – этой внутренней силы, внутреннего резерва каждого мага, оставалось все меньше и меньше. Корни разорвали несколько тварей на части, отпугнули остальных, но надолго ли? Ясно дело, что нет. Чем тупее создание, тем сложнее с ним сражаться. А сил все меньше и меньше.
«И что, я должна закончить вот так? После всего, через что я прошла? После всех передряг, из которых я вышла живой?» обида и дикая злоба сжигали изнутри. И раз уж ей осталось недолго, то нет смысла сдерживаться. Она еще покажет себя во всей красе. Кинжал, который Верилия использовала лишь в самых крайних случаях, в мгновение ока оказался в руке. Она не воин, но уж этим «клыком» пользоваться умеет.
Хорошо или плохо, но все сложилось куда лучше, чем стала подозревать Вериль. Вернулась их спутница. И продемонстрировала такое, от чего у светловолосой вдоль позвоночника побежали мурашки. Не от страха, от восхищения. Улыбка, которая оказывается так и не покинула ее лица (только в момент боя преобразовалась в кровожадный оскал), стала шире. «О, как интересно. Так вот каков твой скелет в шкафу… Ну теперь-то мне много стало ясно»
Это было поистине великолепным зрелищем. Демонстрация истинной сути магии. Не все вот эти полумеры, не все эти «великие» заклинания, которым ее научили в Круге или в родном клане. О, нет, это было совершенно иное. Глупец тот, кто ставит простую магию с магией крови. Это все равно что смотреть не на луну в небе, а ловить ее отражение в луже. Собственно храмовники и церковь только тем и занимались. Только вот такая вот магия и была сама собой. А ее все считали опасной и запретной. Да, она опасна. Неподготовленного, слабого мага она разорвет на клочки. Не многие могли это взять под свой контроль.
Дети, правда, не разделяли восхищения своей наставницы. Сгрудившись за спиной магички они опасливо смотрели на разыгравшееся представление. Мельком глянув на них, Верилия не смогла сдержать ироничного смешка. Они боялись. Они только смотрели на проявление, на силу этой магии. Они не могли почувствовать всего. Не могли понять всей сути. И потому старались держаться подальше от колдующей Мерилль. «Нет, ни один из них никогда не станет малефикаром» Впрочем, сама она тоже на эту роль не годилась. Ее силой были небо и земля. Было и еще кое-что, но это мелочи, на которые и внимания-то обращать не стоит.
Сколько длилась демонстрация скрытых сил, Верилия сказать точно не могла. Может секунду, может минуту, а может и час. Кто бы мог подумать, что такая сила окажется в руках не самоуверенного мага-шемлена, не корыстной магички, жадной до власти, а в руках доброй и отзывчивой, «мягкой» эльфийки-отступницы? Поистине судьба плетет причудливые узоры. Магичка успела сделать всего два шага по направлению к спасительнице. Банально чтобы поблагодарить и помочь подняться. Два шага и все.
Они выросли словно из-под земли. Женщина остановилась, потому что почувствовала – отчетливо почувствовала – чей-то взгляд, коловший спину. Развернувшись она увидела нахально нацеленную на нее стрелу. Повернулась обратно к Меррилль, а ее уже окружили неприятного вида эльфы. «А я уже и забыла, какие милые ребята эти долийские разведчики» Радости от того, что она нашла тех, кого искала, почему-то не пришла. Да, по своей натуре Верилия могла сейчас с легкостью отвернуться от сопровождавшей их эльфийки и пойти договариваться о встрече с Хранительницей клана. Ее можно было осуждать за подобное сколько угодно, но она не сделала этого по совершенно иной причине. Уж очень Вериль не любила, когда магию стремятся ограничить. И ладно Круг – там ее эта сила была подобно змее – извивалась и все равно находила лазейку показать себя. Но здесь-то, там, где ограничения смотрятся так же глупо как дверная дверь посреди чистого поля, подобное было недопустимо.
- Какая прелесть, - мурлыкнула Верилия, - Доблестные разведчики храбро отсиживались в кустах, наблюдая как двух девушек и кучу ребятишек едят пауки.
За такие слова она могла получить стрелу в спину. Но между дерзостью и осторожностью магичка в данный момент выбрала первое. Это был ее извечный выбор: ее клонило то в одну сторону, то в другую. Оставалось надеяться, что она не в последний раз склонилась дерзить тем, кто может ее убить.
- Отойдите от Меррилль. Если вы наблюдали за нашим сражением, в чем я не сомневаюсь, то должны понимать, что сил у нас маловато осталось. Или вы до такой степени боитесь двух женщин-магов и кучки детишек, что держите их на прицеле? Право слово, я разочарована, - говорила магичка слегка насмешливо и с долей осуждения, словно мать отчитывающая непослушных детей.
«Стоило ли мне возвращаться к своим корням, раз они сгнили до такой степени? Ведут себя как стая надменных шемленов» Этих слов Верилия не озвучила, но они словно повисли в воздухе. И их «услышали» все. Услышать несказанное.
- Сами вы такие. Сами вы плоскоухие! А у нас с ушами все в порядке, - взвилась, к огромному удивлению Верилии Майя. Шестилетняя девчонка, которая смотрела на дозорных как на храмовников. Этот взгляд магичке был очень хорошо знаком. Собственная дерзость пугала девочку в силу возраста. Но и заставляла гордиться собственной храбростью. – Поострее ваших будут.
«Надеюсь, они не убивают излишне шумных детишек…»

+1

13

- Молчать. Все вы. - злобно прошипел дозорный, удерживавший себя от того, чтобы кому-нибудь да не залепить оплеуху. К сожалению для него, здесь были только женщины да дети, а он был не настолько ублюдком. Да и вообще не был ублюдком, кажется, жизнь у его клана в последнее время стала очень тяжелой, вот эльфы и ходили злыми. - Это не мы созвали сюда всех пауков леса. Вы поставили под угрозу весь наш клан, и его сохранность - наша первоочередная цель.
Меррилль, которая все еще молчала и не решалась подняться, хоть и перевела дыхание, отчасти его понимала. Она хорошо знала, как дорого обходятся кланам потери их людей, ибо они были малочисленными. Каждый воин в них был на вес золота, каждая потеря долго и горько оплакивалась, а учитывая, что этот клан принимал весомое участие в предотвращении последнего Мора и потерял во время обороны Денерима немало своих, они вообще старались свести весь риск к минимуму. И будь бы на их месте шемлены, которые бы все-таки пережили атаку, то мигом бы затем истыкали стрелами. А так - вышли поговорить, и навряд ли убьют. Ключевое слово: "навряд ли".
- Мы все ещё не восстановились после помощи шемленам, а они, как всегда это и бывает, давно позабыли о нас и наших заслугах. - то ли попытался оправдаться, то ли просто так произнес другой долиец, и голос звучал его не так зло. - Более того, их "храмовники" смеют приходить к нам и требовать наших так называемых "магов", а когда мы им отказали, попытались напасть. И тут к нам в лес заявляются несколько их беглых магов и будоражат пауков. Да ещё и с изгнанницей клана Сарде.
- Вы знали, что по её вине погибла Хранительница её клана? - вклинился первый, более озлобленный эльф, кивая своим луком в сторону магессы. Меррилль закрыла глаза, отгоняя от себя давно спрятанные в глубине души воспоминания.
- Я не буду оправдываться. Вы все равно слышали эту историю не так и поняли её не так. Но я пришла в этот лес не для того, чтобы ворошить свое прошлое. - Маргаритка наконец-то нашла в себе силы подняться и спокойно поглядела в их глаза. Затем кивнула на Верилью и детей. - Они покинули шемленов, которые удерживали их в своих "Кругах", и пожелали присоединиться к своим истинным родичам. Я всего лишь проводник.
- Откуда нам знать, что ты не использовала на них свою магию крови? - скептицизм, конечно же. - Одурманила их и привела, чтобы...
- Она использовала магию крови только защищая себя и их, Атрас. Они не подвержены влиянию запретной магии. - раздался певучий женский голос и все они могли увидеть, как появилось новое действующее лицо. Хранительница Ланайя. Когда Меррилль видела её в последний раз, то она была намного... "мягче" - было видно, что годы руководством кланом сказались на ней, закалили и ужесточили.
- Я не могла не заметить такого всплеска магии. - извиняться за действия своих охотников она, кажется, извиняться не собиралась. Ланайя поглядела на Верилью и обратилась к ней. - Как понимаю, вы хотите присоединиться к нам.
Было видно, что её гложили сомнения, но не опасаться за свои жизни в её присутствии они теперь точно могли.

0

14

Магичка Круга могла бы многое сказать дозорным. Ответить на их дерзость. Да-да, по мнению высокомерной эльфийки, все происходящее, все действия со стороны «родственников» были ни чем иным как дерзостью. Винить ее в столь поспешных выводах не стоило. Про свой клан Вериль помнила все меньше и меньше, начиная с того момента как получила шрам. С каждым днем воспоминания словно покрывались слоем пыли, и уж за столько-то лет слой был толстый и мягкий. Клан, семью – все ей заменил Круг с его традициями и правилами. Это Круг воспитал светловолосую девочку, поднял ее на ноги. Это Круг и «сторожевые собачки»-храмовники поспособствовали тому, что Верилия выросла в эгоистичную, нахальную и «клыкастую» женщину.
Но видимо что-то от начального воспитания в ней все же осталось. Усилием воли магичка оставила невысказанные слова за зубами. Только губы плотнее сжала и взгляды стала бросать острые – не менее острые, чем стрелы долийских разведчиков.
«Какая прелесть. Пожалуй я ничуть не жалею, что выросла вне этого милого общества» Это было правдой и неправдой одновременно. Верилия никогда не была довольна двумя вещами в мире (так-то тремя, но всеобщий идиотизм по ее же мнению лечению не подлежит): подчинением магов церкви и положением эльфов в обществе. Она помнила по рассказам своего наставника-Хранителя, что раньше все было иначе. И стремилась, с детства поставив цель, собрать все кусочки «старого гобелена». Ничто в этом мире не исчезает бесследно. Если что-то разбилось, можно собрать осколки. Однако теперь она видела и минусы свободной жизни. Свобода долийцев слишком тесно переплеталась со страхом. А жить в страхе Верилии не хотелось.
Второй говоривший, у которого речь не отличалась лающими короткими фразами, немного прояснил картину, чем и заслужил одобрительный взгляд мага. Но и только. Ну вот не нравилось женщине, когда о ней говорили как о чьей-то собственности. Она лично всегда была убеждена, что принадлежит самой себе и никому более.
- Даже так? – приподняла бровь Верилия.
Может из-за того, что она более не была долийкой (за такой-то отрезок времени), может из-за того, что она считала, что незаменимых «людей» нет, откровение о том, что Меррилль была причастна к гибели Хранителя одного из кланов, не сильно ее взбудоражил. Что поделать, ее клан тоже сначала потерял лидера. Но в том-то и разница: ее семья была вырезана под корень, а клан Сарде, судя по всему, был жив. «Не хватает им практического мышления. Вот этому бы Круг их научил на ура»
Новое лицо и новые чувства. Верилии, как ни стыдно было в этом признаваться самой себе, стало на какое-то мгновение стыдно. Вот эта женщина в корне отличалась от остальных. Она была лидером, она была магом, она была Хранителем. И время тяжкого бремени наложило на нее свой отпечаток. Эту особу не уважать было нельзя. Хотя бы потому, что смотрела она куда шире своих соклановцев. Однако извинений за действия дозорных не последовало, что заставило Вериль нахмуриться. Совсем чуть-чуть.
- Можно и так сказать, уважаемая Хранительница. Честно сказать, я уже слишком иная, чтоб снова жить в клане, - «Почему бы и нет? Я – долийка по рождению. И пусть на лице у меня этого не написано, я все равно остаюсь эльфом из долийского клана. Из мертвого долийского клана» - Но вот дети… Они все очень одаренные и смышленые. И им нужно то, чего у них никогда не было. Равенство и свобода.
«Навряд ли первое они здесь получат»
- И мне хотелось бы сразу коснуться одного вопроса. Что будет дальше с Мерриль? Вы пустите нас всех к себе? Или только детей? В таком случае может хотя бы припасами поделитесь? В лесу опасно, а сил ни у меня, ни у моей провожатой не осталось.
«Мне, впрочем, в любом случае нужно будет задержаться» длинный рукав платья был крепко зажат в детских ручках. Майя, почувствовав, что ее могут оставить у этих хмурых неприятных типов, решилась, что лучше до победного цепляться за уже знакомую магичку. Остальные тоже поглядывали с недоверием. Просто так их «сбыть» не получится. Нужно будет как минимум дней пять, чтоб они привыкли к новому обществу.

0


Вы здесь » Dragon Age: Collision » Архив 9.33 - 9.37 Дракона » Возвращение к истокам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC